Геббельсы инструмент фото: Клещи инструмент — купить щипцы и клещи строительные и слесарные по низкой цене – интернет-магазин ВсеИнструменты.ру

Содержание

Плоскогубцы : Jim`s Homeplace

Уверен, вы согласитесь, что без этого незатейливого инструмента невозможно обойтись не только в какой-то там “домашней мастерской”, но даже и просто в повседневном быту. Плоскогубцы, с высокой степенью вероятности, найдутся в хозяйстве даже у далекого от рукоделия человека. Причем, скорее всего, в той своей ипостаси, которую величают “пассатижами”. Пассатижи, хоть и самая сейчас распространенная версия этого инструмента, но, естественно, далеко не единственная. Я не буду рассказывать вам, какие виды плоскогубцев вы должны иметь в своем хозяйстве. С этим, уверен, прекрасно вы справитесь и сами. Все, что я могу себе позволить, поделиться тем набором, который есть у меня и попытаться объяснить, почему все именно так.

* * *

Как нам (ну, большинству из нас, я надеюсь) рассказали еще на уроках труда, пассатижи – один из видов плоскогубцев. Википедия, например, весьма конкретна на этот счет:

Пассатижи – многофункциональный ручной слесарно-монтажный (если ручки изолированы — то электромонтажный) инструмент, в котором обычно совмещены плоскогубцы, бокорезы и 2 резака для рубки проволоки разного диаметра (в шарнире):

Весьма узнаваемый образ… Тем не менее, картинку с “классическими” пассатижами мне пришлось честно спереть из соответствующей статьи в википедии. Потому, что в моем хозяйстве их нет.

Уже очень-очень давно, еще живя в России, я заменил эту олдскульную конструкцию на более продвинутую. Чего настойчиво рекомендую и всем остальным:

В “продвинутом” варианте, ручки-рычаги не соединены напрямую с рабочей частью инструмента. Они сообщаются с нею через блок:

В следствии этого небольшого усовершенствования, вы получаете возможность, приложив те же усилия, увеличить силу сжатия рабочей части в несколько раз!

Надо перекусить гвоздь (1/8″ = ~3.3 мм)? Играючи, не напрягаясь, как будто он сделан из дерева:

Мысль ясна, думаю… И, да, у меня есть и кусачки по тому же принципу действия:

Было бы странным не применить ту же блочную конструкцию в родственном инструменте. Кусаются так, что мне самому иногда страшно! Но вернемся к плоскогубцам.

* * *

Это все было про “штатные” пассатижи, на которые выпадает 90% работы. Разумеется, одними ими сыт в мастерской не будешь. Кроме них, в своей деятельности, я активно использую и вот такие:

В простонародье их обзывают “локерами” (“lockers”). Но официально они величаются “Locking pliers“. Русскоязычной аудитории они могут быть знакомы, как “фиксы” или “плоскогубцы с фиксатором”.

Из себя они представляют всю ту же блочно-рычаговую конструкцию, призванную ухватить что-нибудь мертвой хваткой и не отпускать:

Отличительной чертой от обычных плоскогубцев, является то, что “локеры” могут фиксироваться в сжатом состоянии, избавляя вас от необходимости прилагать физические усилия по удержанию того, что попало в их хищные губы. Эдакие ручные минитиски!

Винт в задней части рукояти, позволяет регулировать расстояние между губками в сжатом состоянии:

Педалька на второй рукояти – легко и непринужденно “разлочит” механизм, когда настанет время отпустить жертву.

С практической точки зрения, продемонстрировать ценность этого инструмента, проще всего на таком примере… Мнэ… Ну, предположим вам надо просверлить деталь из какого-нибудь твердого материала. Например, из метала. И, допустим, у вас нет, ни тисков, ни сверловочного станка. Только ручная дрель, допустим. Деталь надо как-то удерживать во время сверловки. Делать это руками – верный способ этих рук быстро лишится (думаю, сие очевидно). В такой ситуации, с обычными пассатижами или плоскогубцами, вам бы пришлось прилагать усилия не только для того, чтобы дрель не вырвала деталь и не поотрубала вам ею пальцы, но и для простого удержания оной в инструменте.

“Фиксы” делают за вас половину работы – избавляют от необходимости сжимать рукояти. Теперь ваша рука может полностью сосредоточиться на удержании детали под сверлом.

Описанный пример в живых картинках:

Просто и без лишних телодвижений. И это только один из возможных примеров применения такого инструмента. В некоторых случаях такие “фиксы” могут даже заменить струбцины.

О том, насколько настойчивыми в удержинии чего бы то ни было, могут быть такие “фиксы”, вы можете посмотреть в этом ролике на ютубе.

* * *

Ну и последняя разновидность плоскогубцев, которую я активно использую в составе своей домашней мастерской. Полностью они называются “Tongue & groove pliers“. “Родственные” им плоскогубцы так же могут называться “plumbers’ pliers”, “water pump pliers” и т.п. Все они имеют сходный принцип действия и различаются только принципом работы поворотного узла и направлением рабочей части относительно рукояток. Русскоязычная аудитория может знать весь этот зоопарк под названием… которого я не знаю, если честно. Но точно не следует путать их с “газовым ключом”.

Выглядят так:

По сути, представляют собой эдакую комбинацию из плоскогубцев и разводного ключа. Т.е. с их помощью удобно, например, крутить трубы, муфты, гайки большого размера. Конструкция подразумевает, что вы можете выставлять расстояние между губками инструмента сообразно детали, с которой вы планируете работать (гайка, труба и т.п.):

Разумеется, ни в коем случае он не заменят вам полноценного газового или разводного ключа. Да и гаечного ключа вообще. Но, например, работать ими с резьбовыми соединениями на ПВХ-трубах – одно удовольствие. Поскольку вы рукой чувствуете степень сжатия и сопротивление материала, вы никогда не расколете ПВХ-трубку, не промнете её и не сорвете.

Не смотря на свою “водопроводную” сущность, такого типа плоскогубцы находят свое применение в других областях. Особенно, когда вам приходится работать с разнокалиберным крепежом. Предположим, много соединений из гаек разного размера. Разводной ключ упаришся каждый раз сводить-разводить. Обычный ключ – один взял, другой положил, третий взял, первый положил… Утомительно это все. А вот такие плоскогубцы-ключ одни на все размеры – сэкономят вам время и упростят задачу.

На уровне лайфхака – ими просто опупительно выкручивать из дерева шурупы с сорванными шлицами. Даже с полукруглой шляпкой. Им все равно хватает за что зацепиться, а длинные рукоятки обеспечивают достаточно большой рычаг, чтобы с легкостью вывернуть почти любой “безнадежный” шуруп. Правда, для описанной процедуры с сорванными шлицами есть и специальный инструмент. Но он не относится к плоскогубцам и я расскажу про него как-нибудь в другой раз…

Познавательное видео о различных вариациях этого типа инструментов (на английском) можно посмотреть тут.

* * *

Выше я описал основной набор своего “плоскогубного” инструмента. Конечно, исходя из задачь, каждый сам себе подбирает набор. Так же очевидно, что какие бы типы плоскогубцев не включал в себя набор, логично иметь весь этот инструмент в нескольких экземплярах. Особенно это касается  “сантехнических плоскогубцев”. Они просто обожают работать в паре – к бабке не ходи! Прочее же разнообразие чаще всего обеспечивается разницей в размерах.

Есть у меня в хозяйстве и маленькие “радиолюбительские” плоскогубчики, равно, как маленькие кусачечки и круглогубцы большие и маленькие. Но это все тривиально и очевидно, как мне кажется…

В заключение, познавательная картинка из какого-то интернета:

Чем на самом деле отличаются пассатижи от плоскогубцев. Жми!


В каждом доме вне зависимости от его жителей есть определенный набор инструментов, который пригодится всегда. Одним из таких инструментов являются плоскогубцы или пассатижи. Несмотря на внешнее сходство, эти два инструмента имеют некоторые отличия. Оба относятся к большой группе шарнирно-губцевых инструментов.

История такого рода началась задолго до нашей эры: достаточно вспомнить древнегреческого бога-кузнеца Гефеста, которого изображали с кузнечными клещами и молотом для ковки.

В эту группу входят плоскогубцы, пассатижи, клещи, кусачки, круглогубцы. Каждый из инструментов имеет свои стандарты производства и нужен для различных работ.

Вконтакте

Одноклассники

Facebook

Twitter

Мой мир

Что такое плоскогубцы

Их название довольно красноречиво показывает особенность инструмента: он состоит из плоских губок, на которые нанесены насечки, ручек и специального соединения. Благодаря насечкам плоскогубцы легко удерживают детали любой формы, а также гнут проволоку, жилы кабеля или металлические листы.

Также инструмент нередко применяют вместо отвертки, когда необходимо открутить или закрутить гайку. Использовать плоскогубцы в качестве инструмента для сгибания можно только в некоторых случаях, так как ширина губ не превышает 20 см.

Это интересно! Как выбрать шуруповерт: сетевой или аккумуляторный, характеристики, отзывы

Существует несколько видов плоскогубцев, различающихся видами губ.

Последние бывают:

  1. Удлиненными узкими: они подходят для работ с небольшими предметами или в труднодоступных местах. Имеют небольшую силу сжатия.
  2. Узкими изогнутыми: в основном применяются в электронике для доступа в самые «неприступные» места, например, под плату.
  3. «Утконосы»: это плоскогубцы с сильно вытянутыми губками. По функциональным особенностям похожи на пинцеты, но позволяют сильнее сжимать деталь.

Для работ с хрупкими материалами используют специальные насадки с защитой поверхности или же без насечек. Для работ с электричеством применяют плоскогубцы с изоляцией на ручках: на них должна быть указана максимальная величина тока. Чаще всего такие инструменты выдерживают до 1000 В.

Обратите внимание: использовать обычные плоскогубцы при работе с электричеством запрещено, так как ручки не защищены.

Что такое пассатижи

Их часто называют «младшим братом» или даже многофункциональной моделью плоскогубцев, но с этим утверждением можно поспорить. Название происходит от французского «pince» и «tige» — «зажим» и «стержень».

В отличие от плоскогубцев губки пассатижей имеют и плоскую часть, и небольшую выемку, которая позволяет крепче захватывать деталь с излишне гладкой поверхностью. Это делает инструмент более востребованным и универсальным. В некоторых моделях предусмотрено сразу два углубления, для работы с разными размерами.

Инструмент используют для:

  • зажима деталей в процессе работы с ними;
  • взятия раскаленных металлов;
  • обжимки соединителей при отсутствии специальных инструментов.

Следует учесть: пассатижи можно также использовать для закручивания гаек, но делать это стоит лишь в крайних случаях, так как можно сорвать грани.

Все разновидности обладают своими особенностями, которые легко увидеть на фото:

  1. Некоторые модели имеют специальные подвижные соединения, благодаря которым можно регулировать сжатие губок и расстояние между ними. В свою очередь это позволяет удерживать детали разных размеров. Их официальное название «переставные клещи», но в народе нередко можно услышать прозвище «геббельсы».
  2. Пассатижи могут быть снабжены специальными насечками на ручках, расположенными возле соединения. Благодаря большей амплитуде захвата ими можно сжать большую деталь.
  3. Ряд моделей имеют бокорезы: они будут полезны при снятии изоляции.
  4. Для работы с электричеством пассатижи имеют специальную защиту на рукоятках, которая выдерживает до 1000 В.
  5. Существуют также комбинированные пассатижи: обычно в их ручки встроены отвертка и другие инструменты. И, хотя не все владельцы будут согласны с тем, что это удобно, в некоторых случаях такое совмещение может оказаться очень полезным.

Это интересно! Что такое монтировка: виды и область применения инструмента

В чем отличия

Несмотря на то, что инструменты выглядят похоже, плоскогубцы и пассатижи имеют ряд важных отличий, видных по описаниям:
  1. Основная разница заключается в поверхности губок: у плоскогубцев она прямая, у пассатижей – с выемками под некоторые детали;
  2. Специализация плоскогубцев более узкая: они предназначены только для удержания детали, все остальные функции (перекусывание, закручивание болтов) не являются их «родными», что может привести к проблемам. Пассатижи более функциональны: ими можно резать проволоку и металл, более прочно удерживать детали;
  3. Для изготовления пассатижей используют более прочную сталь, так как инструмент рассчитан на большую силу сжатия;
  4. Пассатижи имеют больший диапазон захвата за счет наличия передвижного соединительного шарнира. Это помогает расширить использование инструмента;
  5. Зачастую пассатижи стоят дороже, так как являются более функциональными.

Это интересно! Что такое болгарка: виды, характеристики

Несколько советов перед покупкой

При выборе инструментов главное, не сколько они стоят, а их качество и прочность. Сперва нужно определиться с функционалом: если пассатижи или плоскогубцы будут использоваться в работе с электричеством, они должны быть защищены. Если инструменты предполагается брать с собой и использовать для маленьких бытовых работ, стоит выбрать комбинированные пассатижи – это сэкономит место и деньги.

Примите к сведению: не стоит экономить на покупке: лучше выбрать качественные модели, которые будут служить несколько лет, чем регулярно менять их.

Чтобы сделать правильный выбор, следует обращать внимание на следующее:

  • губки должны быть целыми, плотно прилегать друг к другу, не болтаться, не иметь зазоров или щелей;
  • рукоять должна хорошо лежать в руке, не скользить и быть удобной;
  • соединительный шарнир должен быть крепким, хорошо затянутым, но не тугим, с плавным, приятным ходом.

Выбирая инструмент, желательно иметь возможность опробовать его, подержать и приспособиться.

Это интересно! Пневмогайковёрт ударный — как выбрать

Многие считают, что плоскогубцы и пассатижи – это одно и то же, но это не так, хотя в некоторых ситуациях они могут заменить друг друга. Оба инструмента, хоть и выполняют схожие функции, имеют ряд различий, о которых стоит помнить. При выборе модели важно четко представлять их назначение, чтобы не купить бесполезную вещь, также рекомендуется заранее рассмотреть модели на картинках.

Смотрите видео, в котором специалист подробно рассказывает чем отличаются пассатижи от плоскогубцев:

Это интересно! Как выбрать электролобзик: обзор электрических лобзиков, видео, отзывы

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Мой мир

Видите неточности, неполную или неверную информацию? Знаете, как сделать статью лучше?

Хотите предложить для публикации фотографии по теме?

Пожалуйста, помогите нам сделать сайт лучше! Оставьте сообщение и свои контакты в комментариях — мы свяжемся с Вами и вместе сделаем публикацию лучше!

Йозеф Геббельс – биография, фото, личная жизнь, цитаты, записи и дневники

Биография

Выходец из малообеспеченной семьи Йозеф Геббельс стал одним из самых узнаваемых политических деятелей 20 века, о котором и до сих пор пишут книги («Прелюдия Барбароссы»), снимают фильмы. Слабый здоровьем Геббельс мог повелевать толпой одним только словом, за что получил благосклонность главного правителя Третьего Рейха.

Детство и юность

Родился будущий гаулейтер 29 октября в Германии, в Рейдте, небольшом городке промышленного типа. В семье Геббельсов не было деятелей власти и людей, склонных к политике.

Портрет Йозефа Геббельса

Отец Йозефа Фридрих работал служащим на фабрике по изготовлению ламп, а затем занимался бухгалтерией, а мать Мария вела домашнее хозяйство и воспитывала ребятню, помимо Йозефа в семье было еще пятеро детей: два сына и три дочери. Мария была уроженкой Голландии и не имела начального образования, поэтому до конца жизни говорила на просторечном немецком диалекте.

Жили семеро человек в стесненных условиях, иногда даже не хватало денег на еду, ведь Фридрих был единственным кормильцем.   

Поэтому с раннего детства Йозеф был озлоблен из-за несправедливости в мире: богачи имеют много денег и наживаются на труде простых рабочих людей, каковыми и была семья будущего политика.

Йозеф Геббельс в детстве и юности

В роду Геббельсов не было аристократов и именитых личностей. Геббельс лично опубликовывает свое генеалогическое древо, опровергнув слухи о том, что в роду гаулейтера были евреи.

Семья, в которой рос Йозеф, отличалась набожностью, отец и мать будущего политика исповедовали католицизм и приучали сына к религиозности. Фридрих учил детей тому, что успеха в жизни можно добиться за счет бережливости и упорного труда, поэтому Йозеф с детства знал, что такое экономия, и каково это отказывать себе в роскоши.

Будущий соратник Адольфа Гитлера рос болезненным ребенком, у него было слабое здоровье, пережил воспаление легких, что могло закончиться летальным исходом. Вероятнее всего юноша простудился из-за того, что в доме семьи Геббельсов из-за нехватки денег не было отопления.

Йозеф Геббельс в молодости

Когда мальчику было 4 года, он пережил серьезное заболевание – гнойное воспаление в костном мозге: остеомиелит привел к тому, что юноша начал хромать: нога стала короче на 10 сантиметров из-за операции на бедре.

В биографическом дневнике Геббельс вспоминал, что из-за деформации правой ноги его не любили сверстники, поэтому маленький мальчик находился в одиночестве и часто играл на пианино, так как у ребенка практически не было друзей.

Хотя семья доктора Геббельса была верующей, Йозеф начал скептически относиться к любому проявлению религии, этому содействовала его болезнь. Юноша считал, что он несправедливо физически неполноценен, а, значит, никакой высшей силы нет. Цинизм, скептицизм и озлобленность – вот какие черты характера развивались у мальчика с ранних лет.

Йозеф Геббельс был физически слабым

Позже увечье сыграло и на самолюбии молодого Йозефа, так как в разгар Первой мировой войны из-за физического увечья его отказались взять добровольцем в армию, в отличие от сверстников, которым было 16-17 лет. Геббельс считал это обстоятельство главным позором в жизни, да и к тому же попавшие на фронт всячески унижали Йозефа.

Утешение от одиночества Геббельс черпал из книг: будущий политик в детстве был умен не по годам и старательно изучал литературу. Помимо литературы, фаворитами молодого Йозефа были античная мифология и древнегреческий язык.

Геббельс учился в одной из лучших школ Рейдта и зарекомендовал себя как смышленого ученика, которому давались любые предметы.

Йозеф Геббельс

Окончив гимназию, Геббельс изучает предметы в университетах Бонна, Вюрцбурга, Фрайбурга и Мюнхена. Католическая организация имени Альберта Великого, в которой состояли родители Геббельса, выдала на учебу юноши беспроцентную ссуду: Мария и Фридрих хотели, чтобы их сын стал пастором.

Однако студент отказался от желания родителей и не стал усердно заниматься богословием: молодой Геббельс предпочел  филологию, историю, литературу и другие гуманитарные предметы. Один из любимых писателей Пауля – Достоевский. Сам политик позже называл русского философа «духовным отцом». Впрочем, это неудивительно, ведь в жизни Геббельс походил на персонажей произведений Федора Михайловича.

Йозеф Геббельс хотел стать писателем

В молодости Пауль Йозеф Геббельс мечтал получить образование журналиста и пробовал себя в литературном поприще как поэт и драматург. Летом 1919 года Йозеф начал работу над первой автобиографической повестью «Юные годы Михаэля Формана».

В университете имени Рупрехта и Карла, находящемся в городе Гейдельберге, Геббельс защищает докторскую диссертацию на тему творчества малоизвестного драматурга Вильгельма фон Шютца. Позже гаулейтер при удобном случае хвастается этим достижением, и многие его называли доктором Геббельсом.

Нацистская деятельность

Писательская деятельность будущего компаньона Гитлера не задалась, Пауль пытается опубликовать произведения, но эти попытки не венчаются успехом.

Последней каплей терпения Геббельса было то, что в театре отказались ставить сентиментальную и плаксивую пьесу Der Wanderer (что в переводе означает «Странник»), написанную Йозефом.

Нацист Йозеф Геббельс

В результате этих событий  Геббельс решил, что с литературой ему не по пути, и отдает предпочтение политическим целям.

Так в 1922 году Йозеф примыкает к левому крылу национал-социалистической немецкой рабочей партии, которой в то время руководит Отто Штрассер.

В 1924 году доктор Геббельс пробует себя в журналистской деятельности, становится редактором пропагандистской газеты Völkische Freiheit, а осенью 1925 Пауль Йозеф работает над «Национал-социалистическими письмами», которые принадлежали печатноу органу партии, сосредоточенного вокруг братьев Штрассер.  Во время редакторской деятельности Геббельса вокруг Адольфа Гитлера ходила слава дурного политика, особенно после неудачной попытки захвата государственной власти (Пивной путч, 1923). 

Поэтому первоначально Йозеф открыто выступал в своих статьях против фюрера, называя его «буржуа»: первоначально Геббельс считал себя социалистом и верным служителем рабочего класса, а также трепетно относился к СССР, считая эту страну священной.

На двухчасовом собрании в Бамберге в 1926 году, которое было посвящено критике мировоззрения Штрассера, Гитлер осуждал социализм, называя его творением семитов, а также яростно отстаивал точку зрения по поводу принадлежности немцев к свехрасе. Выступление Гитлера разочаровало Геббельса, о чем тот написал в своем дневнике.

Йозеф Геббельс и Адольф Гитлер

Гитлер пытался переманить доктора на свою мировоззренческую сторону, и вскоре фюреру это удалось: после знакомства с Адольфом Гитлером Геббельс полностью меняет свою позицию насчет принадлежности к партии, а по поводу былой любви к Советскому Союзу и вовсе старается молчать.

Через несколько лет, будучи партийным деятелем, Геббельс вернулся к писательству, изменив повесть «Михаэль» и закончив пьесу «Странник», которая была показана в Берлине осенью 1927 года. Единственным изданием, не раскритиковавшим Der Wanderer, была газета Der Angriff,  находившаяся под руководством Йозефа.

Министр пропаганды

Сама идея нацистской пропаганды пришла к Гитлеру после событий Пивного путча в 1920-е годы. Находясь под стражей, фюрер пишет книгу Mein Kampf («Моя борьба»), которая  отражает духовное настроение Адольфа. Исходя из этого опыта, 11 марта 1933 года рейхсканцлер решил создать Имперское Министерство народного просвещения и пропаганды, где Йозеф Геббельс стал главным.

Министр пропаганды Йозеф Геббельс

Успех нацистской идеологии среди немцев во многом был обусловлен блестящим ораторским искусством предводителей партии, а также средствами массовой информации. Юношеские увлечения литературой и журналистикой пришлись Йозефу на руку. За счет разборчивости в психологии и умения грамотно излагать мысли Геббельс знал, как заставить толпу поднять руки вверх  с возгласом «Heil Hitler!»

Пауль считал, что примитивное население улицы любит слушать, нежели говорить, причем изъясняться с обычным народом нужно простым и понятным языком, иногда повторяя одно и то же высказывание по несколько раз. 

«Пропаганда должна быть популярной, а не приятной интеллектуально. Поиск интеллектуальной правды не входит в задачи пропаганды,» — говорил немецкий политик.

Благодаря речам Геббельса на немецких улицах возникали кровавые бои между коммунистами и национал-социалистами. 14 января 1930 года сын священника Хорст Вессель был смертельно ранен выстрелом в голову членами коммунистической партии («Союз красных фронтовиков»). Эта новость обрадовала Геббельса, ведь благодаря информационному поводу  в своей прессе Йозеф смог настроить общество против унтерменшей — приверженцев коммунистической партии.

Йозеф Геббельс был очень популярен у народа

С помощью четвертой власти Геббельс манипулировал людьми, восхвалял нацизм и настраивал немцев против евреев и коммунистов. Если для многих стран журналистика была только политическим инструментом, то для Йозефа СМИ олицетворяли безграничное могущество. Причем было не важно, знали ли жители Германии о точных задачах Третьего Рейха, но зато было принципиально, чтобы народ отправился за предводителем.

Некоторые приписывают Геббельсу цитату: «Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней», однако историки считают, что Йозеф такого не говорил.

Вторая мировая война

Геббельс поддерживал агрессивную политику фюрера, который зимой 1933 года выступил перед вооруженными силами Германии с предложением завоевания территории Востока и нарушения мирного Версальского договора.

Главной деятельностью Йозефа во Второй мировой войне была та же антикоммунистическая пропаганда: Геббельс внушал надежду во фронтовиков безупречными речами, однако в ход войны, а также дипломатические вопросы Йозеф не вдавался. То есть Гитлер был предводителем немецкого народа, а Йозеф Геббельс – вдохновителем.

В 1943 году, когда фашистской армии угрожало поражение, пропагандист произнес именитую речь о «Тотальной Войне», призывающей использовать все доступные средства, которые помогут победить.

В 1944 году Йозеф был назначен главным по мобилизации. Но, несмотря на эту должность, Геббельс продолжал поддерживать немецких солдат, объявив, что ждет их на родине даже в случае поражения.

Холокост

У этого термина два смысла, узкий и широкий.  В первом смысле холокост отождествляют с массовым преследованием и умерщвлением евреев, проживавших на территории Германии; в широком смысле это понятие обозначает уничтожение многих рас во время Второй мировой войны, которые не принадлежат к арийцам. Также нацистами преследовались неполноценные люди (по мнению фашистов): старики и инвалиды.

Йозеф Геббельс открыто признавал себя антисемитом

Йозеф Геббельс стал первым политиком Третьего Рейха, который открыто заявлял о своей антисемитской неприязни. Историки путаются в догадках, откуда появилась ненависть к евреям у представителя немецкой пропаганды. Одни считают, что Геббельс невзлюбил эту народность еще с детства. Другие уверены, что ярый поклонник Гитлера стремился во всем ему потакать: после прихода в политику Йозеф требовал от Адольфа, чтобы тот скорее решал еврейский вопрос. Проблема евреев обсуждалась Гитлером и Геббельсом практически на каждой встрече.

Интересно, что Геббельс был противоречащим себе человеком, ведь он всячески отвергал идею научного расизма.

Нацисты сжигают книги

По оценкам на 1942 год в столице Германии пребывало около 62 тысяч семитов, которых старались изгнать на Восток. Йозеф знал, что большая часть ненавидимой ему народности подвергается жестокому уничтожению и пыткам в концлагерях, однако пропагандист был не против такой политики, считая, что евреи это заслуживают.

По приказу Геббельса были массово сожжены социалистические учения Маркса, Энгельса и других политических деятелей. Также в костре оказались и книги литературных писателей: Толстого, Горького, Роллана и т.д.

Личная жизнь

Пауль Йозеф Геббельс был далеко не красавцем: хромой и низкий мужчина ростом 165 см с юркими глазами и длинным носом пытался повысить самооценку, что выражалось в его сексуальной озабоченности.

Йозеф Геббельс с женой и детьми

19 декабря 1931 года Геббельс женится на своей возлюбленной Магде, которая восторгалась речами Йозефа. У пары рождается шестеро детей. Гитлер обожал Магдалену и считал близкой подругой.

Законный брак не мешал Геббельсу наслаждаться женским обществом на стороне: немецкий политик не раз замечался в кругу девиц легкого поведения и часто участвовал в оргиях.

Семья Йозефа Геббельса

Также нацист увлекался чешской актрисой Лидой Бааровой, что противоречило германской идеологии. Геббельсу пришлось унизительно объясняться перед членами партии за свою любовную связь.

Современники Геббельса говорили, что доктор был веселым человеком: на многих фотографиях и видеоматериалах Геббельс не скрывает искреннего смеха. Однако Брунгильда Помзель, бывший секретарь Йозефа, в одном интервью вспоминала, что пропагандист был холодным и черствым человеком.

Смерть

18 апреля 1945 года потерявший надежду Геббельс сжигает личные последние записи. После поражения фашистской армии обожествляемый Геббельсом правитель Третьего Рейха совершает самоубийство вместе с супругой Евой Браун. По завещанию Адольфа Йозеф должен был стать рейхсканцлером.

Самоубийство фюрера привело Геббельса к душевному потрясению: он жалел, что Германия потеряла такого человека, и заявил, что последует его примеру.

Труп Йозефа Геббельса

После смерти Гитлера Йозеф имел надежду спастись, однако Советский Союз отказался идти на переговоры. Пропагандист вместе с детьми и женой Магдой переезжают в бункер, находящийся на территории Берлина.

Весной 1945 года на территории бункера по просьбе Магдалены всем шестерым детям делаются уколы морфина, а во рты ребятишек кладется цианид. Ночью за солями синильной кислоты отправляются Геббельс с супругой. Далее об убийстве детей и самоубийстве супругов Геббельсов ничего неизвестно: 2 мая 1945 года русские солдаты нашли обугленные останки семерых человек.

Цитаты

  • «Целью национальной революции должно быть тоталитарное государство, проникающее во все сферы общественной жизни».
  • «Мы выливаем холодный душ опровержений.»
  • «Диктатору не нужно следовать за волей большинства. Однако он должен быть в состоянии использовать волю народа».
  • «Пропаганда утрачивает силу, как только становится явной».
  • «Юриспруденция — продажная девка политики».

Геббельс принес победу «Монако» в матче чемпионата Франции :: Футбол :: РБК Спорт

Российский полузащитник монегасков Александр Головин пропустил встречу из-за травмы

Читайте нас в

Новости Новости

Фото: Global Look Press

«Монако» обыграл «Нант» в матче третьего тура чемпионата Франции (Лига 1). Встреча прошла на стадионе «Луи II» и завершилась со счетом 2:1 в пользу монегасков.

Счет в матче был открыт уже на пятой минуте игры, отличился футболист «Монако» Софиан Диоп. «Нант» отыграл преимущество на 61-й минуте благодаря голу Людовика Бласа. Победный гол на свой счет записал 19-летний французский полузащитник Виллем Геббельс на 65-й минуте.

Российский хавбек «Монако» Александр Головин не принимал участия в матче по причине травмы, полученной еще до паузы на поединки сборных.

«Монако» набрал семь очков и вышел на второе место в турнирной таблице Лиги 1. «Нант» имеет в активе четыре балла и располагается на десятой позиции. Следующий матч «Монако» сыграет на выезде 19 сентября против «Ренна». «Нант» примет «Сент-Этьен» 20 сентября.

Российские спортшколы получили деньги за переход Головина в «Монако»

Автор

Александр Пахомов

Панинская школьница учится играть на пианино на инструменте, который принадлежал Йозефу Геббельсу . Последние свежие новости Воронежа и области

Ученица Панинской школы искусств Элеонора Платонова учится играть на пианино, которому более века. Уникальный музыкальный инструмент известного немецкого мастера, в свое время стоявший в резиденции Йозефа Геббельса, был вывезен из Германии двоюродным прадедушкой Элеоноры.

Пианино-долгожитель находится в прекрасном рабочем состоянии, и Элеонора Платонова с удовольствием разучивает на нем «Лунную сонату».

Именно это музыкальное произведение Эля будет исполнять на экзамене в следующем году. В школе искусств по классу фортепиано она занимается уже семь лет. Домашние задания Эля выполняет на пианино, которое появилось в доме Платоновых лет десять назад.

Дедушка Элеоноры Петр Дмитриевич вспоминает, что в 50-х годах, когда он еще учился еще в школе в Панино, нередко ездил в гости к дяде в Воронеж. И там впервые увидел это пианино. Дядя Леонид Курченков заканчивал войну в чине полковника. После войны он несколько лет служил в Германии. Из Германии и вывез трофейный инструмент, который долгое время находился в Воронеже. Только несколько лет назад дочери Леонида Курченкова Тамара и Наталья передали пианино своим родственникам в Панино – сыну Петра Дмитриевича Дмитрию и его супруге Яне.

Инструмент пришелся их дочери как нельзя кстати.

По словам Петра Дмитриевича, дядя рассказывал, что это пианино стояло в свое время в резиденции самого Геббельса.

На внутренней стороне крышки пианино обозначено имя мастера — Йозефа Антона Пфайффера, основателя известнейшей фирмы по производству роялей и пианино. Изделия мастера датируются 70-80-ми годами XIX века.

Безупречное качество старинного инструмента оценил и опытный панинский музыкант, участник Великой Отечественной войны Михаил Орловцев, которого пригласили однажды настроить пианино.

Может быть, инструмент немецкого происхождения и помогает Элеоноре лучше усваивать уроки, ведь среди композиторов, с творчеством которых она знакомится в школе, в основном Бетховен, Бах, Шуберт, и Моцарт. Впрочем, и «Щелкунчик» Чайковского звучит на немецком пианино великолепно. Ведь язык музыки не нуждается в переводе.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Геббельс, как инструмент Путина, или наоборот?

Геббельс будет жить?

Звездный час для Геббельса в России настал в июле 2014 года, когда сам глава государства на встрече с еврейскими общественными деятелями Москвы произнес: «Геббельс же говорил: «Чем невероятнее ложь, тем быстрее в нее поверят». И он добивался своего – он был талантливый человек». Это было сказано тогда, когда на российское население уже обрушились мифы Дмитрия Киселева и Ко о распятом донецком мальчике, о жидо-бандеровцах, о намерении НАТО оккупировать Крым, а главное, о том, что в управляемом фашистской хунтой Киеве за русскую речь на улице могут избить, арестовать, изнасиловать и даже распять, как того самого мальчика. Многие россияне верят этому и по сей день, верят даже тогда, когда киевские родственники уверяют их в обратном.

В основе всех так называемых «методов Геббельса» была обыкновенная ложь, в частности, та самая «большая ложь», о которой вспомнил Владимир Путин. Но все же хочется поправить тех, кто приписывает изобретение технологий большой лжи Геббельсу. Он сам был образом, продуктом, спроектированным Адольфом Гитлером еще в 1924 году в его книге «Майн кампф». Процитируем первоисточник: «Чем чудовищнее солжешь, тем скорей тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, нежели маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они, пожалуй, постесняются. Большая ложь даже просто не придет им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь, на слишком уж бессовестное извращение фактов. И даже когда им разъяснят, что дело идет о лжи чудовищных размеров, они все еще будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что вероятно все-таки здесь есть доля истины. Вот почему виртуозы лжи и целые партии, построенные исключительно на лжи, всегда прибегают именно к этому методу. Лжецы эти прекрасно знают это свойство массы. Солги только посильней – что-нибудь от твоей лжи да останется».

Гитлер, который, как автор идеи, был достоин похвалы Владимира Путина куда больше, чем Геббельс, не держался, однако, за свое авторство идеи большой лжи. Он, не конкретизируя, лукаво приписывал ее изобретение и использование своим врагам – «марксистам и евреям». Геббельс же стал тем, кто все эти методы систематизировал и успешно применял. Применял до тех пор, пока, побыв после самоубийства Гитлера сутки рейхсканцлером, вместе со своей женой и детьми добровольно не отправился вслед за фюрером на тот свет. Помнить об этом не мешало бы российским ученикам и поклонникам колченогого обожателя России.

Имя главного пропагандиста нацистов Йозефа Геббельса на его родине в Германии звучит крайне редко. Собственно, в последнее время говорят и пишут в основном о публикациях дневников Геббельса, важного для историков документа. Но в России Геббельс и его «творческое наследие» явно переживают ренессанс. Упоминания его фамилии в российских публикациях учащаются. Такую возможность мне было трудно представить, когда я в 2013 году писал о «лаборатории» министра пропаганды Третьего рейха.

В происходящей реабилитации Геббельса в России есть все же некая закономерность. В молодые годы Геббельс страстно увлекался Россией, называл ее в своих статьях «Святой Русью», можно сказать, любил и превозносил в своих текстах эту страну до встречи с Гитлером. Геббельс в молодые годы стал атеистом, начитавшись Достоевского. Он видел в России и в ее союзе (или в творческом споре) с Германией страну, с которой начнется подлинный мировой социализм. Считал, что именно в России при этом подлинном социализме возникнет «новый человек». Большевиков же он считал временным для России явлением. Сохранил Геббельс свою любовь к России и в дальнейшем, когда вынужден был смириться с планом фюрера по войне против СССР – он, например, добивался от соруководителей рейха более мягкого обхождения с населением на оккупированных территориях (это подтверждено документами и исследованиями).

Любовь Геббельса к России была и до недавнего времени оставалась безответной. И вот Россия, наконец-то, ответила Геббельсу на его любовь если не взаимностью, то вниманием, изучением и в конечном итоге уважением. Ответила не тайно, как это делалось во времена СССР, когда в некоторых вузах изучались его пропагандистские изобретения и технологии, изучались для борьбы с возможным противником. Нет, спустя 70 лет после окончания Второй мировой войны имя Геббельса вполне открыто прозвучало в любимой им России, прозвучало с благосклонностью и из высочайших уст.

Первая попытка публичного воскрешения Геббельса в России имела место еще в 2010 году на сайте небезызвестного Николая Старикова, линк на который тогда можно было обнаружить на сайте движения «Наши». Нет, «нашим» Геббельса, конечно, ни Стариков, ни «наши» не считали, а использовали как клеймо для атак на политических противников. Сейчас на этой странице нет фотографии сидящего за столом и смотрящего в камеру Геббельса, а изначально такая фотография на странице Старикова была.

Начиная свой проект, Николай Стариков в январе 2010 года написал (особенности орфографии сохраняю): «Очень часто хорошие идеи просто витают в воздухе. И когда ее произносят, думаешь, а почему я не догадался об этом раньше? Так и здесь. Один из моих читателей Сергей Зло высказал ее, и сразу стало понятно – в точку! Объявляю о создании народной премии лжецам и лгунам, фальсификаторам и очернителям нашей Родины. «Премия имени Геббельса» будет вручаться персоне или изданию, наиболее «отличившейся» в деле клеветы на Россию».

И хотя задумано было как будто с размахом, но идея, которая, видимо, была неудачна в корне (может быть, именно потому, что Геббельс любил Россию), не задалась, и после нескольких месяцев зачахла, совершив только жалкие попытки облить грязью Сергея Ковалева, Валерию Новодворскую и бывшего президента Украины Виктора Ющенко. Это им присуждал Стариков первые «премии имени Геббельса». Идея Сергея Зло не сработала.

Была еще год назад попытка телекомпании «Звезда» десантировать «премию имени Геббельса» в Украину. Но на это хочется ответить: «Успокойтесь, господа, умерла, так умерла!» Впрочем, в поисках претендентов на премию Геббельса ее российским изобретателям стоило бы, может, «на себя оборотиться», просто посмотреть в зеркало? Создатель «Коммерсанта» и многого другого в российской журналистике, живущий ныне в Израиле Владимир Яковлев вспоминает, как, обучаясь в МГУ, он штудировал и преподававшийся на военной кафедре секретный курс спецпропаганды, в частности, «метод «40 на 60», придуманный Геббельсом. Этот метод заключается в создании СМИ, которые 60 процентов своей информации дают в интересах противника. Зато, заработав таким образом его доверие, оставшиеся 40 процентов используют для чрезвычайно эффективной благодаря этому доверию дезинформации. Во время Второй мировой войны существовала радиостанция, которую слушал антифашистский мир. Считалось, что она британская. И только после войны выяснилось, что на самом деле это была радиостанция Геббельса, работавшая по разработанному им принципу «40 на 60».

Обозрев ныне СМИ некогда любимой Геббельсом России, можно смело утверждать, что идеи Геббельса живут и побеждают. И вовсе не там, где их воплощение искал Стариков. Яковлев приходит к заключению: то, что изучал он, и то, что люди в школах КГБ и опекаемых КГБ вузах изучали еще более тщательно и подробно, все эти методы имени Геббельса применяются теперь в России официальными средствами массовой информации против собственного населения, заставляя верить в вымышленную картину мира.

Юрий Векслер – корреспондент Радио Свобода в Германии

Метки: Йозеф Геббельс,пропаганда,Адольф Гитлер

http://www.svoboda.org/content/article/27644452.html

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ВАВИЛОН В ЛАНДШАФТЕ ИНДУСТРИАЛЬНОГО КЛАДБИЩА, ИЛИ НЕОКОНЧЕННАЯ ПЬЕСА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО ПИАНИНО

Рурская Триеннале — один из самых крупных международных фестивалей Европы в области музыкального и драматического театра, танца модерн, перформанса, инсталляции — согласно отработанному ритму каждые три года меняет интенданта. В 2012 году Рурскую Триеннале возглавил убежденный экспериментатор музыкального театра, режиссер и композитор Хайнер Гёббельс. Обладатель Ибсеновской театральной премии, президент Театральной академии Франкфурта-на-Майне, Гёббельс работает как композитор с крупнейшими оркестрами мира: Ансамблем модерн, Лондонской Симфоньеттой, Берлинской филармонией, Бохумским симфоническим оркестром и т. д. Ему принадлежат знаменитые, не раз показанные на мировых фестивалях постановки: «Черное на белом» (1996), «Макс Блэк» (1998), «Ландшафт с родственниками на расстоянии» (2002) и др.

Принимая Рурскую Триеннале с ее огромными театрально-концертными площадками в виде заброшенных фабрик, шахт и заводов, которые, однако, прекрасно оборудованы под лабораторные сцены и разбросаны по всему Рурскому бассейну, Х. Гёббельс загорелся идеей презентации радикального искусства. Индустриальные монстры стали отличным фоном для самых смелых урбанистических инсталляций и экспериментов с традиционными формами, а отсутствие чистых жанров и размывание видовых признаков искусств воспринимается почти как манифест. Тут можно услышать оперу с оркестрантами в роли главных действующих лиц или увидеть спектакль вообще без актеров. Во время концерта оркестранты могут, невзирая на дирижера, спуститься к зрителям, предложить любому поиграть на скрипке или флейте в тон и такт общему звучанию. Выйдя после спектакля, в бохумском холле ты натыкаешься на декорацию open air: круто вздымается белая лестница, по ней медленно, как бы в поисках человеческой фигуры, скользит луч прожектора, соревнуясь с круглой луной на ночном небе, кто-то из зрителей поднимается, в раздумье садится на ступеньку, его освещает на мгновение скользящий прожектор. Спектакль ненавязчиво выплескивается сначала в фойе, где можно взять мел и оставить запись или рисунок на черной стене инсталляции Миши Кубалла, затем еще долго сопровождает тебя в пути, превращая окружающую реальность, беременную нервным ожиданием событий, в мистический мираж.

Х. Гёббельс.
Фото из архива автора

Программным произведением первого сезона стала постановка самого Гёббельса — малоизвестная опера Джона Кейджа «Europeras 1&2».

Вытянутый огромный прямоугольник сцены уходит далеко в глубь помещения необъятного индустриально-выставочного бохумского холла. Неизвестно, что больше — сцена или зрительный зал. Зрители поначалу теряются — то ли они на театральной свалке, то ли на огромной экспериментальном площадке. На сцене все время что-то происходит. Выбегает технический персонал: колотят, передвигают, катят балки, спускают и поднимают рисованные кулисы, расстилают синее море из полиэтилена. На наших глазах выезжает парусный корабль в полную величину, по виду — точная реконструкция графических изображений XVIII века. Гудит что-то оркестровое, похожее на типичную настройку инструментов перед увертюрой. На самом деле представление давно началось.

Название одной из радикальных продукций Джона Кейджа состоит из двух соединенных слов — Европа и опера. Кейдж писал или, лучше сказать, собирал ее по принципу случайного соединения фрагментов из партитур всевозможных опер. Одно из подназваний продукции: 128 опер в 32 картинах. Эта «опера опер» (или «отрицание оперы») не имеет сценической истории, кроме первой попытки самого Кейджа во Франкфурте в 1987 году. Х. Гёббельс увлекся гигантским монтажом Кейджа с его возможностью остранения современного оперного театра как централизованного производственного института с протагонистами, хором и цехами. Ему захотелось освободить себя и зрителей от груза традиций, показать закулисье и производственные мастерские как главных действующих лиц, заставить театральные средства (грим, костюм, маска, свет, тон) действовать самостоятельно, автономно. Каждый зритель волен увидеть, в зависимости от местоположения и ассоциативного опыта, свою собственную оперу.

Где находятся музыканты — неважно. Их, как и положено, не видно, часть — сидит где-то высоко в кулисах, часть спрятана в карманах сцены. Во всяком случае, все двадцать шесть оркестрантов играют каждый свое. Дирижера нет, вместо него — электронные часы. В партитуре у музыкантов, актеров и техников написано, на какой секунде и минуте что должно выехать или какой мотив надо воспроизвести. Партитуры не имеют общей тональности или размера, музыкально-мелодический материал — цитаты из оперных партитур разных веков и стран. Певцы также поют каждый свой оперный материал из музыкальной истории театра, причем в разных тональностях.

Их костюмы и их появление на сцене — театральный аттракцион. Оперный певец — дива, неважно, мужского или женского пола, поэтому и мужчины появляются в причудливых бальных платьях, натянутых на широкие корсеты времен Людовика XIV, в высоких, на метр, париках и накрашенные до масочной неузнаваемости. Рядом с греческим воином может пропорхнуть кто-то в костюме летучей мыши. Голоса великолепны. Все поют на разных языках. Никто никого не перекрикивает. Но никто друг с другом и не общается. Каждый из десяти певцов привез собственный оперный репертуар. Внезапно в общей какофонии различаешь знакомый оперный мотив, слышна даже ария Гремина «Онегин, я скрывать не стану». Становится интересно. Историческая свалка театра показывает свою безграничную магию, великолепие и фантастические сочетания. Такой театральный Вавилон впечатляет. Кто не любил театра — будет стонать от удивления: этот оперный триллер переплюнет любой голливудский шедевр.

Совершенно великолепны задники и кулисы. Собственно, это и есть действие спектакля — аттракционы смены декораций: греческий храм, романтический лес, огромный театр, нарисованная на тюле, подсвеченная сзади архитектурная барочная композиция площади, отороченная балюстрадами и балконами, проплывающий через сцену гондольер, оскал дьявольской морды на заднике. Вся империя оперной сцены разложена на компоненты и представлена нам в живописном беспорядке, который мы можем интерпретировать как хотим, прислушиваясь к знакомой мелодии или любуясь диковинной сценической картиной. Никакого сюжета или истории нет. Система случайных соприкосновений. Все это великолепие продолжается часа полтора. После паузы сцена превращается в нарисованный и подсвеченный сзади, как в театре теней, застывший венецианский пейзаж, на фоне которого долго поют, почти не двигаясь, тени венецианских персонажей-масок. Да, вечный символ обманчивого театра, но становится скучно. Заканчивается представление точно по часам — исходит в никуда. Третья его часть — разговор со зрителями. Он сделан по принципу оперной техники Кейджа. Ты идешь на сцену, тянешь билетик с номером стола. Присаживаешься. К столу каждые семь или восемь минут по гонгу подходит кто-либо из технической или творческой бригады и рассказывает о своей функции в спектакле, выясняет твое мнение об увиденном. Мне повезло, ко мне за стол сел постановщик спектакля Хайнер Гёббельс. Он говорил, что две части спектакля сознательно разные: одна — зрелище для глаз, вторая — развлечение для уха. Вдруг задумываешься: есть какая-то связь между этим блестящим театральным хламом декораций и звуков и ностальгической мощью угасшего угольного бассейна? Напрашиваются и другие ассоциации: закат Европы как государственно-правового института и оперы как ее культурной идентификации. В спектакле есть молчаливый китайский оракул. Он ничего не предсказывает. Время само собой истекает, часы останавливаются, вернее, переходят в другую реальность зрительского проживания. Театр важен как процесс, ритуал, что дальше — остается вопросом для всех. Люди собрались для чего-то вместе на руинах собственной угасшей истории… чтобы погрузиться в наркотически яркое великолепие ушедших театральных времен? Никакие разговоры об освобожденном сознании и развертывании оперы как живописи — ландшафта звуков и картин — не помогают.

«Мистификация ярости». Сцена из спектакля.
Фото W. Bergmann

Вторым программным выступлением главного интенданта Рурской Триеннале стала премьера нынешнего сезона «Мистификация ярости» («Delusion of the fury») по произведению американского композитора Гарри Парча 1969 года. Малоизвестный в Европе «шестидесятник», с его отрицанием 12-скальной тональной системы и, соответственно, неприятием всех европейских инструментов, пришелся Гёббельсу по душе своим наивным радикализмом. Парч проповедовал «природную» тональную систему, обосновал свою октаву в 43 единицы, отталкиваясь от индейских, японских и африканских звучаний и инструментов. Он сам вел скитальческий образ жизни, приобрел имидж донкихотствующего хиппи музыкального театра и в конце концов смастерил собственные инструменты для своего позднего произведения, никогда в Европе не инсценированного. Гёббельс начал как раз с этого: с немецкими мастерами «Ансамбля музыкальной фабрики» реконструировал диковинные инструменты Парча. Они действительно представляют собой экзотический оркестровый сад, выращенный в пещерной теплице (сценограф Клаус Грюнберг). Некоторые инструменты выглядят как огромные стеклянные шары, подвешенные на веревках, другие — сделаны из алюминиевых штырей или бамбуковых трубок (что-то похожее на допотопный орган), третьи — напоминают гигантские цимбалы или арфу-динозавра. Эти музыкальные инструменты и есть сценография спектакля, они же — главные актеры и партнеры темпераментных музыкантов, одетых в рабочие шахтерские робы, подчеркнуто обслуживающих раритетные инструменты. Оркестранты, словно Тарзаны XXI века, с упоением щиплют, гладят, стукают диковинные фигуры, рафинированно расстроенные по звучанию, меняются местами, поют, сбиваются в спонтанный хор. Все происходит без дирижера. Как в древних музыкальных ритуалах, доминирующая роль в спектакле принадлежит ударным, вообще ритму как собирающей основе. Соединение рудиментарных музыкальных источников и рабочих роб вызывает мысли о пещерном искусстве, навеянном заброшенными шахтами и монструозными вышками Рурского бассейна. Какой-то сюжет или, скажем, обрывки сюжетов здесь тоже есть, но они мало кого интересуют. Как обычно у Гёббельса, спектакль воздействует как гигантский коллаж из картин, звуков, ритмов, аттракционов. Кстати, Гёббельс теоретически обосновывает свою теорию современного театра: в прошлом году вышла вторая часть его «Антологии эстетики отсутствия».

«Вещи Штифтера». Сцена из спектакля.
Фото W. Bergmann

Спектакль без актера, перформанс без перформера, музыка без музыкантов, произведение для пяти роялей без пианиста. Знаменитый перформанс Х. Гёббельса и К. Грюнберга «Вещи Штифтера» («Stifters Dinge»), специально адаптированный для сталелитейных цехов Тиссеновского заводского комплекса в Дуйсбурге, стал сенсацией нынешней Рурской Триеннале.

От многочисленных инсталляций и перформансов, имеющих мало общего с театром, инсталляция «Вещи Штифтера» отличается не холодной игрой ума или воображения, не просто игрой пространства, видео и вещи в пространстве, а завораживающей, почти горячечной любовью к театру, пониманием какой-то магической сути его. Оторваться от того, что происходит на сцене, совершенно невозможно, хотя актеров тут нет совсем. Двое рабочих сцены появляются в самом начале, чтобы насыпать сквозь сито белый песок в бассейны сцены. Кроме этих бассейнов, справа стоят белые тумбы — из них потом потянутся шланги, чтобы заполнить бассейны водой. Задник — некая фантастическая инсталляция из дек, механизмов, отдаленно напоминающих то ли музыкальные инструменты, то ли индустриальный хлам. Оторвать глаз от сцены по-прежнему невозможно. Сначала мы прикованы к эффекту сыплющегося песка в зеркальное поле пола, затем картину видоизменяет расползающийся змейками шланг. Конструкция задника — огромный замысловатый механический пейзаж, перекликающийся с застывшими турбинами и вышками тиссеновского индустриального парка, — медленно двигается на вас, издавая самостоятельные звуки. Скоро мы увидим, откуда они возникают. Механизмы «размыты» полупрозрачным тюлевым занавесом, на котором, как старая фотография, проявляется по частям видеокартина — эрмитажное «Болото» Якоба ван Рейсдала. Одновременно слышен голос рассказчика, читающего текст А. Штифтера. Австрийский писатель XIX века описывает богемский обледеневший лес, издающий еле слышное непрерывное колкое позвякивание, как будто сотни бамбуковых палочек ударяются друг о друга на ветру, что заставляет автора повернуть коней и прекратить охоту на лису.

«Europeras 1 & 2».
Фото Т. Ратобыльской

Завороженное рассматривание детали, описание некоего природного эффекта — стиль Штифтера, ставший и почерком инсталляции Гёббельса и Грюнберга. Отдельная поэтическая страничка: медленные волны начинают расползаться причудливыми линиями и узорами в подсвеченных бассейнах сцены под полупрозрачной кулисой. Мгновение природы, растянутое в рассказе Штифтера, переходит в мгновение театральное, будто развертывающееся в полусне. Задник оголяется, наезжающая на зрителя механическая конструкция обретает очертания — она создана из поднятых дек пианино и роялей с сухими ветками деревьев между ними. Эта конструкция сама издает звуки, удары, создает переклички. Механическое пианино исполняет часть итальянского концерта Баха. Падают в воду капли, мы заворожены этим звуком и видом и нехотя прислушиваемся к монологу Леви-Стросса. На прозрачном занавесе словно повисают в воздухе отдельные проекции охоты, как в старом манускрипте; на мгновение высвечивается вся картина Паоло Уччелло «Ночная охота» 1460 года. Леви-Стросс рассказывает о своей детской увлеченности приключениями и путешествиями на окраины Парижа, как на необитаемые острова Жюля Верна. Вертикально приподнятые рояльные деки издают все новые хлюпающие, свистящие, стонущие звуки. Вода в бассейнах закипает красивыми замедленными фонтанчиками и постепенно замерзает белыми молекулами. В конце интервью у Леви-Стросса спрашивают: с кем бы он провел наступающий вечер. Ответ: не с человеком, скорее, с собакой или с кошкой, ибо он не видит оснований доверять человеку, который и так все разрушил и продолжает в том же духе.

После инсталляции не знаешь, кому хлопать. Механическому пианино? Искусству кунстштюков? Световым эффектам? Режиссеру? Зрители окружают и рассматривают замысловатые системы рельсовых передвижений конструкции, сложную механику инструментов, можно даже попробовать издавать звуки. Некоторые механизмы все еще в слабом движении.

Этот перформанс в Дуйсбурге, в месте скопления неработающих фабрик, турбин, паровозов и шахт, этот искусный механический проект вдруг прозвучал не как гимн человеческому разуму и умению, а как реквием по Рурскому бассейну, как реквием целой эпохе подъема и цветущей экономики. Когда-то эти фабрики и шахты давали работу и жизнь тысячам людей. Сегодня все может функционировать без человека. На новых фабриках и заводах людей почти не видно. Многомиллионная безработица сковала дыхание когда-то процветающего региона. Можно исполнять Баха без музыканта. Можно играть музыкальный спектакль без дирижера, без певцов и оркестра. Человек потерялся в им самим сконструированных дебрях цивилизации.

Октябрь 2013 г.

Визуальное эссе: влияние пропаганды

Пропаганда была одним из важнейших инструментов, которые нацисты использовали для формирования убеждений и взглядов немецкой общественности. С помощью плакатов, фильмов, радио, музейных экспонатов и других средств массовой информации они засыпали немецкую общественность сообщениями, призванными заручиться поддержкой и принятием их видения будущего Германии. В галерее изображений ниже представлено несколько примеров нацистской пропаганды, а во введении, которое следует ниже, исследуется история пропаганды и то, как нацисты пытались использовать ее для достижения своих целей.

Введение в наглядное эссе

В этой главе описываются усилия нацистов по консолидации своей власти и созданию немецкого «национального сообщества» в середине 1930-х годов. Пропаганда — информация, которая предназначена для того, чтобы убедить аудиторию принять определенную идею или причину, часто с использованием предвзятого материала или разжигания эмоций, — была одним из самых мощных инструментов, которые нацисты использовали для достижения этих целей.

Гитлер и Геббельс не изобрели пропаганду.Само слово было придумано католической церковью для описания ее усилий по дискредитации протестантских учений в 1600-х годах. На протяжении многих лет почти каждая нация использовала пропаганду, чтобы объединить свой народ в военное время. Обе стороны, например, распространяли пропаганду во время Первой мировой войны. Но нацисты были известны тем, что сделали пропаганду ключевым элементом правительства еще до того, как Германия снова начала войну. Одним из первых действий Гитлера в качестве канцлера было создание рейхсского министерства общественного просвещения и пропаганды, продемонстрировав его убежденность в том, что контроль над информацией так же важен, как контроль над вооруженными силами и экономикой.Директором он назначил Йозефа Геббельса. Через министерство Геббельс смог проникнуть практически во все формы немецких СМИ, от газет, фильмов, радио, плакатов и митингов до музейных экспонатов и школьных учебников, с нацистской пропагандой.

Нацисты не интересовались, была ли пропаганда правдивой или со вкусом. Геббельс писал в своем дневнике: «Никто не может сказать, что ваша пропаганда слишком грубая или слишком подлая; это не критерии, по которым ее можно охарактеризовать. Она не должна быть приличной, не должна быть мягкой, мягкой или скромной; она должна вести за собой. к успеху. 1 Гитлер писал в Mein Kampf , что для достижения своей цели пропаганда должна «ограничиваться очень немногими пунктами и должна твердить об этом в лозунгах, пока последний член общества не поймет то, что вы хотите, чтобы он понял вашими словами. лозунг. Как только вы пожертвуете этим лозунгом и попытаетесь быть разносторонним, эффект исчезнет ».

Некоторая нацистская пропаганда использовала положительные образы для прославления лидеров правительства и его различных действий, проецируя яркое видение «национального сообщества».Нацистская пропаганда также могла быть уродливой и негативной, вызывая страх и отвращение, изображая «врагов» режима опасными и даже нечеловеческими. Распространение нацистами антисемитских фильмов, газетных карикатур и даже детских книг вызвало многовековые предубеждения против евреев, а также представило новые идеи о расовой нечистоте евреев. Газета Der Stürmer (Атакующий), издаваемая членом нацистской партии Юлиусом Штрейхером, была ключевым средством антисемитской пропаганды.

Это визуальное эссе включает в себя подборку нацистских пропагандистских изображений, как «положительных», так и «отрицательных».«В центре внимания — плакаты, которые немцы видели бы в газетах, таких как Der Stürmer , и распространяли на улицах, на рабочих местах и ​​в школах. Некоторые из этих плакатов были рекламой передвижных выставок на такие темы, как «Вечный еврей» или о пороках коммунизма, которые сами по себе были примерами пропаганды.

Слепящий сарказм — Los Angeles Times

ПЛОХО, плохая пропаганда. Такая неправильно понимаемая практика. Так высмеивают, так подозревают. По определению, этот термин является добрым родственником глагола «распространять» (воспроизводить, распространять), применяемого к информации или доктрине.Опасность возникает, когда его используют в деструктивных целях и применяют правильно. То, что пропаганда побуждает людей делать (или не делать) во имя религиозной или политической идеологии, привело к гибели миллионов людей.

В своих усилиях по достижению и закреплению власти Адольф Гитлер вел жестокую пропагандистскую войну. У него был не только министр пропаганды, пресловутый Йозеф Геббельс, который нахмурился, что «за пропагандой всегда должен стоять острый меч, если она действительно эффективна». В его распоряжении также были новые блестящие инструменты: общественные радиопередачи (представленные в 1920-х годах) и новые широко тиражные журналы с фотографиями (которые стали жизнеспособными благодаря усовершенствованным методам печати и появлению небольших портативных фотоаппаратов, что стимулировало развитие экономики). область фотожурналистики).С Гитлером искусство психологической войны достигло смертельного уровня, но он был не единственным, кто осознавал его силу. У противников Гитлера тоже было мощное оружие, и его звали Джон Хартфилд.

Тесная, продуманная выставка в Исследовательском институте Гетти под названием «Взбудораженные образы» незаменима для тех, кто пропустил передвижную ретроспективу Хартфилда в Музее искусств округа Лос-Анджелес в 1993 году или кто хочет пройти курс повышения квалификации в области социально-критического искусства в это лучшее.Выставка, состоящая из 65 объектов, которую курирует историк фотографии из Университета Рутгерса Андрес Марио Зервигон, кратко представляет работу Хартфилда и ее контекст в десятилетия между двумя мировыми войнами. Хартфилд имел широкое влияние в свое время и должен стать еще более влиятельным сегодня благодаря своим колючим сочетаниям изображения и текста, а также как образцовый художник-активист, блестяще сочетавший визуальную энергию и идеологическую страсть. Его работа восстанавливает веру в положительный потенциал пропаганды.

Гельмут Херцфельд родился в 1891 году. В 1916 году он сменил имя на Джон Хартфилд, уничтожив влияние Германии в знак протеста против шовинизма его страны во время войны по отношению к британцам.Он сделал это совместно со своим другом и когортой дадаистов Джорджем Гроссом (ранее Георгом Гроссом).

Хартфилд получил образование художника по рекламе и разработал модные суперобложки для немецких изданий книг Аптона Синклера и Джона Дос Пассоса. Обложки были новаторскими в использовании фотографических, а не нарисованных или раскрашенных изображений. Фундаментальная направленность рекламы — немедленное, яркое и запоминающееся донесение сообщения — оставалась ключевой в работе Хартфилда по созданию политических плакатов и монтажа журналов.Вместо продуктов он продвигал идеи.

Он присоединился к Коммунистической партии Германии с момента ее создания в конце 1918 года. Позже он описал свой переход от дадаизма к коммунистам как уточнение намерений и практики, от «протеста против всего» к «систематической и сознательно управляемой пропаганде искусства в мире». служение движению рабочего класса ».

Самыми жгучими работами Хартфилда были 237 фотомонтажей, которые он сделал для журнала Arbeiter Illustrierte Zeitung (Workers Illustrated News), известного как AIZ.Журнал общего интереса с сильным левым уклоном был продуктом кампании Объединенного фронта Коммунистического Интернационала по привлечению попутчиков, граждан, не связанных с партией, но сочувствующих вопросам справедливости рабочего класса. Как и его основные конкуренты, Berliner Illustrirte Zeitung (Берлинские иллюстрированные новости) и Munchner Illustrierte Presse (Munich Illustrated Press), AIZ помог определить новый формат фотоэссе, сочетающий в себе последовательности фотографий с текстом.Фотомонтажи Хартфилда, многие из которых изображены на передней или задней обложке AIZ, объединили всю мощь фоторепортажа в единое яркое изображение.

Используя фотографии из газетных вырезок и фотоагентств, а также картины, которые он поставил, Хартфилд вырезал и склеил, ретушировал, перефотографировал и еще немного отретушировал. Полученные изображения, напечатанные сепией или ротогравюр в серых тонах, были бесшовными и разобщенными, хитро разоблачающими политическое лицемерие, коррупцию и эксплуатацию.

За несколько месяцев до того, как Гитлер был приведен к присяге в качестве канцлера в начале 1933 года, AIZ разместила на обложке хартфилдский монтаж, который с графическим сарказмом указал на источник реальной поддержки Гитлера. «Значение гитлеровского салюта» изображает Гитлера в правом нижнем углу, его правая рука поднята знакомым жестом. Позади него стоит гораздо более крупная, здоровенная фигура в костюме, вкладывающая пачку банкнот в перевернутую ладонь Гитлера. Девиз «За мной миллионы!» Двусмысленно разоблачает лицемерие нацистов — национал-социалистической немецкой партии рабочих , финансируемой промышленниками страны.В то время как символика правых пересекалась с символикой левых в отношении работы, силы и хлеба, Хартфилд преуспел в избавлении от риторики и разоблачении связей нацистской партии с крупным бизнесом и армией.

Фото иллюстрированные журналы и ежедневные газеты доходили до миллионов людей в Германии и редактировались слева, справа и в центре журналистами, знающими свою способность влиять на общественное мнение. Редакторы AIZ регулярно выступали против прохладного освещения в прессе страны, переживающей кризис.Первым регулярным вкладом Хартфилда в журнал в 1930 году стал портрет человека в милицейской форме центристской Социал-демократической партии, голова которого была украшена страницами из популярных ежедневных газет. «Кто читает буржуазные газеты, становится слепым и глухим», — говорится в подписи ниже. «Долой отупляющие бинты!»

Когда Гитлер пришел к власти и подавил оппозицию, Хартфилд и редакторы AIZ присоединились к интеллектуальному исходу и переместили свои операции в Прагу, переправляя копии журнала в Германию.Они продолжали публиковаться там (изменив название в 1936 году) до немецкой оккупации Чехословакии в 1938 году. Последние выпуски были выпущены в Париже в начале 1939 года. К тому времени Хартфилд уехал в Лондон, где продолжал работать, пока не был интернирован. вражеский инопланетянин. В 1950 году он переселился в бывшую Германскую Демократическую Республику, где и умер в 1968 году, национальный герой, изображения которого иллюстрировали учебники истории.

В период между первой и второй мировыми войнами в Германии было 17 разных правительств.Время было не только сильно политизированным, но и сильно ориентированным на визуальное восприятие. Фотографии заполнили прессу, а плакаты густо испещрили городской пейзаж. В рамках этой культуры «общей визуальной распущенности», как выразился один берлинский обозреватель, Хартфилд тяготел к самому технологически продвинутому доступному инструменту создания изображений — фотографии. «Карандаш, — сказал он, — оказался слишком медленным средством».

Heartfield использовал четкость, авторитетность и узнаваемость фотографических изображений в популярной прессе, чтобы опровергнуть сообщения, которые эти изображения несли.Он в некотором смысле вывернул среду наизнанку, продемонстрировав, насколько ею на самом деле можно манипулировать. Поступая таким образом, он развил критическую грамотность, необходимую для того, чтобы справляться с визуально беспорядочными половыми связями, такими как его — и, тем более, наши.

*

«Возбужденные образы»

Что: «Возбужденные образы: Джон Хартфилд и немецкий фотомонтаж, 1920–1938»

Где: Getty Center, 1200 Getty Center Drive, Лос-Анджелес

Когда: с 10:00 до 18:00. Со вторника по четверг и воскресенье, 10 часов утра.м. до 21:00 Пятница и суббота; выходной: понедельник

Окончание: 25 июня

Цена: бесплатно

Обращайтесь: (310) 440-7300, www.getty.edu

Проверка фактов: появляется неверная цитата Йозефа Геббельса о «обращении интеллектуалов»

Пользователи социальных сетей делились изображением с цитатой, приписываемой нацистскому политику Йозефу Геббельсу. Этот отрывок не является прямой цитатой из Геббельса, который был министром пропаганды нацистской Германии до и во время Второй мировой войны, хотя он, вероятно, отражает его взгляды.

Reuters Fact Check. REUTERS / Axel Schmidt

Примеры претензии можно увидеть здесь и здесь.

Как министр пропаганды Поль Йозеф Геббельс был известен тем, что представлял нацистский режим в самом лучшем свете. Умер в 1945 году (здесь). В сообщениях упоминается следующая цитата Геббельса: «Не было никакого смысла пытаться обратить интеллектуалов в свою веру. Ведь интеллектуалы никогда не обратятся и в любом случае всегда будут уступать более сильным, и это всегда будет «обыватель».Поэтому аргументы должны быть грубыми, ясными и убедительными и апеллировать к эмоциям и инстинктам, а не к интеллекту. Правда не имела значения и полностью подчинялась тактике и психологии ».

Цитата проистекает из введения к книге 1978 года «Последние записи, 1945 год: дневники Йозефа Геббельса», которую отредактировал, представил и аннотировал английский историк Хью Тревор-Ропер. (здесь)

Цитату можно найти в аналогичном издании, опубликованном в 1979 году, под названием «Дневники Геббельса: Последние дни», также отредактированном, введенном и аннотируемом Тревором-Ропером.На странице 19, абзац первый (виден здесь) Тревор-Ропер написал:

«Часто он устанавливал свои общие правила. «Основным принципом любой пропаганды», — заявил он, — «повторение эффективных аргументов»; но эти аргументы не должны быть слишком изощренными — не было смысла обращать интеллектуалов в свою веру. Потому что интеллектуалы никогда не обратятся и в любом случае всегда будут уступать более сильным, «и это всегда будет человек с улицы» *. Следовательно, аргументы должны быть грубыми, ясными и убедительными и апеллировать к эмоциям и инстинктам, а не к интеллекту. .Истина не важна и полностью подчиняется тактике и психологии, но удобная ложь («поэтическая правда», как он их однажды назвал) всегда должна вызывать доверие ».

Блог профессора Рэндалла Байтверка из Университета Кальвина под названием «Геббельс не сказал этого» посвящен неточным цитатам нацистского государственного деятеля, которые распространялись в Интернете (здесь). Профессор Байтверк пришел к такому же выводу в своем блоге относительно цитаты в этих утверждениях, использовав ее во введении к «Заключительным записям 1945: Дневники Йозефа Геббельса».Он добавляет, что «это разумное изложение взглядов Геббельса, но он никогда бы не сформулировал это таким образом. Как я уже отмечал ранее, публично он всегда утверждал, что пропаганда должна быть правдивой ». (здесь)

Британский историк Ричард Дж. Эванс сообщил агентству Рейтер по электронной почте, что на самом деле слова в иске не принадлежат непосредственно Геббельсу, добавив, что цитата является «кратким изложением того, что написал Геббельс, а не точными словами, хотя, несомненно, Тревор Ропер». точно резюмировал то, что написал Геббельс ».

ПРИГОВОР

Частично неверно.Эти слова взяты из предисловия к книге о Геббельсе и, вероятно, отражают его взгляды, но не являются прямой цитатой.

Эта статья подготовлена ​​командой Reuters Fact Check. Узнайте больше о нашей работе по проверке фактов здесь.

Как нацистам удалось захватить власть в «красном» Берлине

Берлинские евреи стали громоотводом для этого эксперимента, направленного на то, чтобы довести социальную и политическую напряженность в мегаполисе до предела. Геббельс, который работал над докторской диссертацией под руководством профессора-еврея, назначил евреев козлами отпущения.

«Еврей» был «негативным аспектом», который необходимо «искоренить», писал Геббельс в 1929 году. Он считал евреев одновременно олицетворением капитализма, коммунизма, прессы и полиции. Его упрощенный лозунг «Виноваты евреи!» оказался ядом медленного действия.

В качестве главы берлинских нацистов Геббельс выбрал Бернхарда Вайса, еврейского заместителя начальника городской полиции, в качестве мишени для своей антисемитской агитации. Геббельс прозвал его «Исидор», а после того, как Вайс подал на Геббельса в суд за клевету и выиграл, он назвал его «Вайс, которого нельзя называть Исидором».Геббельс высмеивал полицейских Вайса как «Бернардинер» («собаки сенбернара») и «гвардейцы Вайса».

Молодые члены партии пели сатирические песни об «Исидоре» и носили маски «Исидора» — и часто смеялись. на их стороне. Действительно, нацисты использовали грубый юмор как острое оружие в своей борьбе с Веймарской республикой. «Мы высмеивали всю систему и разрушали ее громким смехом», — сказал молодой главный редактор Гюнтер д’Алкен начальник Das Schwarze Korps (Черный корпус) написал в 1937 году.Это была официальная газета Schutzstaffel («Эскадрилья защиты»), или СС, которая была основана в 1925 году как своего рода преторианская гвардия Гитлера.

Геббельс считал, что «баловство необходимо». На показе экранизации пацифистского романа «Im Westen nichts Neues» («На западном фронте тихо») 5 декабря 1930 года в кинотеатре Mozartsaal на берлинской площади Ноллендорфплац члены СА выпустили белых мышей в аудитория. Кричащие женщины заставили фильм быть прерванным, в то время как мужчины СА взревели от смеха.Сам Геббельс сидел в зале.

Он оправдал свою провокационную стратегию тем, что нацистов можно обвинить во многих вещах, но уж точно не в том, что они тупые. Уличные бои и драки на политических собраниях вызвали чувство единства и товарищества среди членов партии в Берлине. 1 мая 1927 года Гитлер впервые заговорил с ними в величественном концертном зале Clou. Геббельс пользовался доверием Гитлера и был до слез тронут своей речью о «космосе и людях».«

Члены партии в Берлине любили человека, которого они называли« нашим доктором Геббельсом », потому что он проводил время в непосредственном контакте с ними. Он утешал тяжело раненых, держал за руки умирающих и присутствовал на похоронах мертвых.

Скромный первоначальный успех

Геббельс, который не смог участвовать в Первой мировой войне из-за деформированной правой ноги, оказался лучшим солдатом армии, ведущей коварную гражданскую войну. Во время него нацисты пережили тяжелые испытания.Через пять дней после выступления Гитлера в Clou полиция запретила нацистскую партию в Берлине. Но это не остановило его подъем. Геббельс, прочитавший мемуары Августа Бебеля, политика-марксиста и соучредителя Социал-демократической партии (СДПГ) в Германии, извлек урок из борьбы социал-демократов против антисоциалистических законов Бисмарка.

Нацисты создали, казалось бы, безобидные группы, такие как боулинг, сберегательные и плавательные клубы. Используя девиз «Не умер, несмотря на запрет», Геббельс в июле 1927 года учредил газету « Der Angriff » («Атака»), первоначально как еженедельную.Подзаголовок «Угнетенным — против эксплуататоров» предназначен для читателей из рабочего класса.

Сначала нацисты пользовались скромным успехом. Около 39 000 берлинцев, или 1,6 процента всего населения города, проголосовали за партию Гитлера на выборах в Рейхстаг в мае 1928 года, как назывался парламент. Однако запрет на нацистскую партию в Берлине был снят в связи с предвыборной кампанией. Когда Геббельс стал одним из 12 нацистских депутатов Рейхстага, он сделал это с вызывающими словами: «Мы не имеем никакого отношения к парламенту.Мы отвергаем это изнутри ».

Действительно, стратегия берлинского отделения нацистской партии заключалась в том, чтобы служить внепарламентской оппозицией, создавая ячейки на улице и в бизнесе, используя коммунистический подход в качестве модели. В 1928 году , партия устроила митинг с несколькими тысячами сторонников, заполнив зимний спортивный комплекс Sportpalast на Потсдамской улице.

В 1929 году партия, возглавляемая «главнокомандующим бандитом Геббельсом», как его называли коммунисты, захватила 5,8% территории. проголосовать за городской совет, получив 13 мест в городском парламенте.

«Система» Веймарской республики, на которую напали нацисты, долгое время оставалась относительно стабильной. Но все изменилось в конце октября 1929 года, когда рухнул фондовый рынок Нью-Йорка. Массовая безработица резко выросла, увеличивая вероятность городских беспорядков.

Борьба со всех сторон, но в основном слева

Нацисты Берлина вели политическую войну на два фронта. Один фронт был против социал-демократов и установленных партий, управляющих городом и страной. Другой был против коммунистов, ряды которых пополнялись, когда к ним в руки загоняли людей, изгнанных кризисом.

В борьбе с пропагандистами мировой революции нацистская партия имела только один шанс отличиться от реакционного правого крыла. В « Der Angriff » Геббельс полемизировал с «черными, белыми и рыжими толстыми кошками», ссылаясь на цвета флага Германской империи, одобренные многими правыми националистами. «Вы говорите« отечество », — обвиняюще написал он, — но вы говорите о процентах».

В качестве целевой группы он видел рабочих, разочарованных флегматичной СДПГ.Он назвал СДПГ «самой бессовестной партией Германии» и возложил на нее ответственность за «нищету, голод, толстых кошек и худых рабочих». Социал-демократы, как сказал Геббельс в августе 1930 года, «больше не были главными действующими лицами истинного, целеустремленного социализма», а вместо этого стали «приспешниками и бенефициарами рыночного капитализма». Фактически, со своими стареющими и коррумпированными политиками СДПГ облегчила жизнь нацистам в Берлине.

Большим вызовом для нацистов была Коммунистическая партия Германии (КПГ), возглавляемая в Берлине Вальтером Ульбрихтом, который впоследствии стал фактическим лидером послевоенной Восточной Германии.У партии активистов были свои опорные пункты в «синих воротничках» Берлина, таких как Фридрихсхайн и Веддинг, и у нее была мощная военизированная организация — Roter Frontkämpferbund (Альянс бойцов Красного Фронта).

Политики, которые надеялись добиться успеха в «красных» кварталах Берлина, должны были говорить на понятном там языке. В листовке, распространенной в сентябре 1931 года среди безработных, ожидающих в правительственном учреждении в Берлине, Геббельс писал, что партия обращается к «рабочим без работы и без надежды, подверженным самой ужасной форме отчаяния», и он пообещал «уничтожить систему капитализма и заменить ее новым, социалистическим порядком.«

В своем обращении« ко всем безработным »нацисты ловко поставили под сомнение силу левых партий, СДПГ и КПГ. Геббельс ухаживал за пролетариями, обращаясь с ними как с обманутыми невестами, обращаясь к ним как« вы, которые ваши соблазнители оставили в покое ».

Геббельс был знаком со слабыми сторонами коммунистов, а именно, с зачастую отрывочным языком их чиновников и контролем над ними советских лидеров. В Der Angriff , Goebbels писали, что КПГ как «русский иностранный легион на немецкой земле», созданный «на российские деньги и немецкие человеческие ресурсы», отталкивает многих представителей пролетариата.

Помог «мученик»

Хорст Вессель был одним из нацистских пропагандистов, который знал, как заручиться поддержкой рабочих. Он родился в 1907 году и окончил среднюю школу, где делали упор на классику, но бросил университет, не получив ученую степень. Вессель считал себя социалистом, потрясенным «великим социальным обнищанием и рабством рабочего класса всех профессий».

Весселю, сыну протестантского пастора, было 19 лет, когда он вступил в нацистскую партию в 1926 году.К 1929 году он стал главой отделения СА во Фридрихсхайне. В течение нескольких недель риторические навыки Весселя помогли ему набрать десятки новых членов. Вместе они станут легендарным «СА-Штурмом 5».

Действительно, рядом с Геббельсом в Большом Берлине не было никого, кто чаще, чем Вессель, выступал от имени нацистской партии. Речи Весселя даже убедили бывших коммунистов присоединиться к СА. С одобрения Геббельса им было разрешено приносить свои музыкальные инструменты, похожие на гобой духовые инструменты, называемые шаумами, на нацистские мероприятия.

Вессель и его друзья стремились установить контакт с пролетариями в темных задних двориках и шумных тавернах, на углах улиц и в бюро по трудоустройству. При этом они придерживались третьей из «Десяти заповедей для национал-социалистов», написанных Геббельсом: «Каждый национальный товарищ, даже самый бедный, является частью Германии. Любите его, как любите себя».

Вскоре он стал ненавистной фигурой в «Коммуне», как нацисты называли КПГ. 14 января 1930 года сутенер-коммунист Альбрехт Хёлер выстрелил в рот офицеру СА, который жил с бывшей проституткой.Вессель умер от осложнений, возникших в результате нападения 23 февраля.

Его похороны показали, насколько Берлин вышел из-под контроля. Коммунисты напали на похоронную процессию и попытались захватить гроб. Перед похоронами они нарисовали слова «Последний Heil Hitler сутенеру Хорсту Весселю!» на стене Николаевского кладбища.

Привлечение рабочих из коммунистической партии

Но убийство одного из самых могущественных пропагандистов не ослабило нацистское движение в Берлине.Коммунисты, в частности, все чаще становились жертвами вооруженных членов СА. В одной из версий своей песни «Маршируем по Большому Берлину» они исполнили «Красный фронт, разломи их на части». В другой версии слова были изменены на: «избили их до полусмерти».

Нацистская партия продолжала привлекать новых членов, и Вессель стал их мучеником. В штурмовиках СА, число которых, по данным полиции, увеличилось в пять раз, до 107 в период с 1928 по 1931 год, члены СА в своей коричневой форме пели гимн, который Вессель якобы написал: «Флаг поднят! Чины плотно закрыты! СА марширует тихим, устойчивым шагом.»

Спустя полгода после смерти Весселя стало ясно, что Берлин находится на грани политического землетрясения. 10 сентября 1930 года толпа из более чем 100 000 человек собралась у здания Спортпаласта, пытаясь попасть внутрь.

На выборах в Рейхстаг, состоявшихся четыре дня спустя, нацистская партия стала второй по силе партией в стране, набрав 18,3 процента голосов. В Берлине, где она стала третьей по силе партией после КПГ и СДПГ набрали 396 000 голосов, что более чем в 10 раз больше, чем всего двумя годами ранее.

Нацисты стали политическим центром силы и законодателями мод в политике. Даже коммунисты, которые изначально надеялись дать отпор нацистам кулаками, кастетами и револьверами (их девиз: «Бей фашистов, где бы их ни встретили!»), Теперь ухаживали за последователями Гитлера. В обращении окружного управления Берлина-Бранденбурга от 1 ноября 1931 года КПГ хвалила «рабочих-национал-социалистов» и «пролетарских сторонников нацистской партии», «называя их» честными борцами против системы голода.»

Действительно, нацисты нарушили монополию КПГ как единственной протестной партии среди рабочего класса Берлина. В августе 1930 года официальная газета КПГ Der Parteiarbeiter (Партийный работник) жаловалась, что новые товарищи в КПГ не находят» дух товарищества, который необходим, чтобы иметь возможность сотрудничать с друзьями ». Но у нацистов не было такого рода проблем.

Вместо жесткой идеологической платы за проезд КПГ, дома СА предлагали горячий суп и солидарность.В 1932 году в Берлине было 15 000 членов СА. Во время рождественских праздников безработных членов партии приглашали в дома членов партии, у которых еще была работа в том, что Геббельс назвал «социализмом действия».

Эта концепция постепенно закрепилась в «красной» свадьбе, где число членов партии выросло с 18 до 250 в период с 1928 по 1930 год. В районе, где большинство проголосовало за коммунистов, Гитлерюгенд проводила «вечера общественных дискуссий» с такими названиями. как «Свастика или Советская звезда.»

Рабочие, жившие в Советском Союзе, были популярными гостями на нацистских агитационных вечерах. Они ярко рассказывали о несчастных жизнях рабочих и о терроре тайной полиции. Одной из главных достопримечательностей нацистского политического цирка был Роланд Фрейслер. Во время Первой мировой войны Фрейслер провел время в качестве военнопленного в России. Позже он стал председателем Народного суда нацистской эпохи, который рассматривал широкий спектр «политических преступлений» и прославился частыми смертями. фразы.

Прорыв популярности

В 1932 году, когда ряды безработных во всем Рейхе увеличились до более чем 6 миллионов, а в одном Берлине — до 600 000, нацистская партия добилась своего прорыва и превратилась в крупную партию, насчитывающую 40 000 членов в своей региональной организации. В марте 1932 года партия мобилизовала около 80 000 человек на митинг в парке Люстгартен (на территории, ныне называемой Музейным островом), который стал пробной поездкой для будущих мероприятий. 4 апреля около 200 000 человек собрались на площади между зданием Zeughaus (в настоящее время расположен Немецкий исторический музей) и Берлинским городским дворцом, чтобы поддержать Гитлера.

Прошедшие в январе всеобщие выборы в студенческий комитет в Берлине продемонстрировали, что студенты университетов также стремятся поддержать Гитлера. Нацисты захватили 3794 из 5801 поданного голоса, или почти две трети. Гитлеровская волна достигла даже детей, которые вошли в Немецкую молодежь, подразделение Гитлерюгенда для мальчиков младшего возраста и Лигу немецких девочек. В 1932 году многие изумленные бабушки столкнулись с тем, что 10-летняя внучка настаивала: «Бабушка, вы должны проголосовать за Гитлера!»

Молодые люди, читавшие газету Der Angriff , которая начала выходить как ежедневная газета в ноябре 1930 года, были лидерами общественного мнения в офисах и на фабриках.В начале ноября 1932 года Национал-социалистическая фабричная организация ячеек вместе с оппозиционным революционным союзом КПГ организовала забастовку против сокращения заработной платы в Управлении транспорта Берлина. Нацисты и коммунисты устроили пикеты рядом друг с другом и объединили свои силы для избиения штрейкбрехеров.

Забастовка стоила партии большого количества голосов на выборах в Рейхстаг 6 ноября 1932 года, особенно в районах проживания среднего класса. Но Геббельс преследовал стратегическую цель в городе, где КПГ теперь была самой сильной стороной.«Наше твердое положение среди трудящихся, — писал он в дневнике, — не могло поколебаться.

Геббельс обещал «право на труд» и «социалистическую Германию, которая снова даст хлеб своим детям». Это пробудило надежды 31,3 процента берлинских избирателей, проголосовавших за нацистскую партию на последних выборах в Рейхстаг в марте 1933 года. Только те, кто внимательно следил за тем, что говорил Геббельс, могли предугадать, куда приближается путешествие под нацистским руководством.

Одним из таких случаев была радиопередача 1932 года, в которой он пропагандировал «создание и освоение космоса», что было кодом для продвижения Гитлера на восток.Другой был в речи, которую он произнес 5 февраля 1933 года у могилы застреленного в Берлине лидера СА. В этом случае он предложил радиослушателям почувствовать вкус будущего: «Возможно, мы, немцы, не понимаем, что значит жить, но мы очень хорошо умеем умирать».

Изображение: Der Spiegel

Многие обеспокоены возвращением «Большой лжи». Их беспокоит не то.

Тем не менее, такие полные страха трактаты вырывают Большую ложь из ее исторического контекста и неправильно применяют ее к нашему собственному.Сегодня нам следует опасаться не Большой лжи, а обилия маленьких: беспрепятственного ежедневного коктейля из лжи, предписанного не для убеждения в какой-то высшей сингулярности, а для того, чтобы сбить с толку, отвлечь, замутить, затопить. Сегодняшняя стратегия лжи не дает нам одной идеи для организации наших мыслей, а дает тысячи противоречивой лжи, чтобы запутать их.

Это знаменует собой значительный переход от эпохи Большой лжи. Возникнув нацистской Германии, Большая ложь была стратегией пропаганды, которая была сосредоточена на массовом распространении одной или нескольких главных лжи среди целевого населения.Подобно пирамиде, Большая ложь организовала под собой конфигурацию из более мелких лжи. То есть это был дедуктивный обман, полагающийся на команду одной идеи или нескольких крупных идей для манипулирования множеством грядущих дополнительных мыслей. Проглотите большую пилюлю, и остальное придет.

Адольф Гитлер сначала определил Большую ложь как ненормальный инструмент, которым воспользовались венские евреи для дискредитации поведения немцев в Первой мировой войне. Однако, как это ни печально иронично, именно Гитлер и его нацистский режим фактически применили лживую стратегию.Пытаясь переписать историю и обвинить европейских евреев в поражении Германии в Первой мировой войне, Гитлер и его министр пропаганды обвинили их в том, что они наживаются на войне, сотрудничают с иностранными державами и «уклоняются от войны» (избегают призыва на военную службу). Гитлер утверждал, что евреи были слабым подбрюшьем государства Веймер, которое подвергло верное и истинное немецкое население катастрофическому краху. Чтобы продать это повествование, Йозеф Геббельс настаивал на том, что «вся эффективная пропаганда должна быть ограничена очень немногими пунктами и должна твердить об этом в лозунгах до тех пор, пока это не поймет последний член общества.

Короче говоря, нацистский фашизм основывался на создании одной обтекаемой, всеобъемлющей лжи. Как пишет историк Тим Грэди, нацисты построили идеологию на фикции, представлении о том, что за поражение Германии в Первой мировой войне можно отомстить (и обратить вспять), очистив немецкое население от тех, кто якобы виновен: евреев.

После поражения нацистов страх перед возвращением фашизма в виде еще одной Большой лжи напугал выживших интеллектуалов. Для будущих поколений они твердили об опасностях всепоглощающей пропаганды, популяризируя страх.В 1949 году Джордж Оруэлл предупреждал об истине, перевернутой с ног на голову такой горсткой лжи, о парадоксе, порожденном неразумностью, когда:

Большая ложь была, как в антизаповедях Оруэлла «1984», всеобъемлющим кампания по превращению иррационального предположения в организующий (или рационализирующий) принцип. Если бы немцы могли убедить себя, что не немцы несут ответственность за потери немцев в Первой мировой войне, что могло бы быть следующей выдумкой? Кто или что было виновато в следующей войне, стихийном бедствии или экономической депрессии?

Последствия были ужасными.В своем кошмарном видении тоталитаризма Ханна Арендт предупреждала: «В постоянно меняющемся, непонятном мире массы [достигнут] точки, когда они в то же время будут верить всему и ничему, думать, что все возможно и что ничего не было правдой ».

В последовавшей за этим «холодной войне» страх перед Большой ложью царил безраздельно для всех сторон конфликта. Для американцев советский коммунизм поработил личность культовыми монополиями государства. По мнению Советов, американские капиталисты-жирные кошки поработили рабочих с помощью ложного обещания капиталистической свободы.Каждая сторона обвиняла другую в краже у бессильных людей их природных богатств, человеческого капитала и индивидуальной порядочности. Обе стороны видели в Большой лжи средство для такой эксплуатации.

Большая ложь была продуктом определенного исторического периода, тотальной схемой национального согласия, впервые задуманной в нацистской Германии, а затем массово опасавшейся на протяжении всей холодной войны. Холодная война была противостоянием сверхдержав, сформированным именно из-за страха перед соблазнительной идеей каждой империи. Это была эпоха, в которой доминировали противоборствующие идеологии, битва между двумя конфессиями в капитализм и коммунизм, каждая из которых стремилась к глобальному контролю посредством (теоретически) силы мысли.Это была эпоха, созданная если не идеей Большой лжи врагов.

Но Большая ложь не может функционировать в глобальном климате массового информационного потока и наднациональной озабоченности — по крайней мере, пока этого не произошло в наше время. В результате на смену Большой Лжи пришел каскад маленьких. Согласно данным, в течение 2017 года Трамп 2140 раз солгал о таких вещах, как размер толпы, меморандум Девина Нунеса, MS-13, черные радикалы, опасность мусульманской иммиграции, массовые подтасовки избирателей демократами и отец Теда Круза.В среднем в день получалось 5,9 выдумок. Не было большой всеобъемлющей идеи, а была куча в значительной степени бессвязных маленьких.

Мы видим крах Большой лжи даже в закрытых обществах, которые должны иметь больше возможностей контролировать свою информацию.

В Китае Великий брандмауэр, ограничивающий информацию, не смог обуздать кульминацию гражданского инакомыслия. Таким образом, китайское правительство пытается смягчить недовольство не большими идеями, а массовым отвлечением. Ежегодно китайские власти выпускают около 448 миллионов комментариев в социальных сетях, чтобы отвлечься от сообщений несогласных, изменить тему в Интернете с помощью националистической поддержки, а также соблазнительной силы контрпрограммирования.

Как пишет о современных российских спецслужбах журналист советского происхождения Петр Померанцев, «вооружение» дезинформации отказало от традиционных целей шпионажа — «убеждение», «публичная дипломатия» или даже «пропаганда». От стандартных показателей истины, достоверности и последовательности отказались. На их место крутятся более тонкие изменения смысла: гипербола, запутывание, достоверное отрицание и последняя причуда, инструмент релятивизации вины, известный как «что насчет того».

Итак, мы идем вперед с новым, но уже знакомым ужасом. Беспокойство: у тех, кто находится не на том конце «пожарного шланга лжи», остается практически ничего, из чего они могут найти свой собственный смысл. Факты и логика постепенно становятся все более размытыми, неотличимыми в мире, полном лжи. Таким образом, хотя стратегии Большой лжи и бесконечной маленькой лжи могут сильно отличаться по размеру, они угрожают одинаково по размеру. По своим средствам они могут различаться, но по своим целям кошмары-близнецы не так уж и различны.Они оба угрожают лишить нас чувств.

Мода и Третий Рейх

Одним из наиболее удивительных аспектов прихода Гитлера к власти в 1933 году было основание Немецкого института моды. Известный как Deutsches Modeamt, он был отражением попыток нацистов контролировать все аспекты жизни женщин, в том числе то, что они носили.

Гитлер был необычным модником — несмотря на то, что он курировал униформу для Bund Deutsche Mädel, его подход к женским украшениям был в целом негативным.Он ненавидел макияж — часто отмечая, что помада состоит из отходов животного происхождения — и не одобрял краску для волос. Духи вызывали у него отвращение, хотя он подчинялся энтузиазму Евы Браун, а курение было противно. Брюки тоже отсутствовали, как неженственные, а мех был ужасен, потому что предполагал убийство животных. Тем не менее, он проявил типичную двойственность в отношении моды, провозгласив, что «берлинские женщины должны одеваться лучше всех в Европе», и заявил: «Что мне больше всего нравится, так это обедать с красивой женщиной.’

По сути, Deutsches Modeamt, созданный при полной поддержке правительства, существовал для того, чтобы ввести фашистов в моду. Женщины будут носить одежду только немецких дизайнеров из немецких материалов. Немецкий, конечно же, означал арийский, что выбило из строя подавляющее большинство существующих текстильных торговцев и дизайнеров из высшего общества. Вскоре возникла организация под названием «Ассоциация арийских производителей одежды» с собственным лейблом, который вшивали в одежду, гарантируя, что к ним прикоснулись только арийские руки.Имидж, продвигаемый Институтом, отражает традицию, делая модные дирндли, корсы и тирольские жакеты. Ношение Tracht, местного народного костюма, стало символом духа Völkish. Но даже более важным было желание Гитлера подавить французское влияние в немецкой индустрии моды. Он ненавидел парижскую моду, во-первых, потому, что она была французской, но также и потому, что стили, изобретенные такими дизайнерами, как Шанель, поощряли неестественно стройный силуэт. Нация женщин, стремящихся к стройным бедрам и мальчишеским телам, определенно не идеальна, если вы хотите способствовать плодовитому деторождению.«Больше никаких парижских моделей», — объявил он в июне 1933 года.

Одним из самых ярких ироничных моментов Рейхского института моды, сделавшим его таким непреодолимым предметом для романиста, было избрание Магды Геббельс, жены министра пропаганды, почетным президентом. Как и многие другие аспекты Третьего Рейха, ее участие было изобилует противоречиями. Постоянное курение, Элизабет Арден в халате Магда обожала мода. Ее любимые дизайнеры Пол Кунен, Ричард Гетц и Фриц Грюнфельд были евреями.На ней были туфли Ferragamo ручной работы. У других высокопоставленных нацистских жен, особенно Аннелис фон Риббентроп и Инге Лей, жены лейбористского лидера Роберта Лея, были похожие вкусы. Магда попыталась изменить образ Института моды «Гретхен», публично заявив, что «немецкая женщина будущего должна быть стильной, красивой и умной». Возможно, именно эта попытка изменить облик нацистского шика привела к тому, что ее муж уволил ее из Deutsches Modeamt позже в 1933 году, но сам Институт просуществовал до 1944 года, что было маловероятным примером извращенной политики моды.

Джейн Тинн является автором книги Black Roses (Simon & Schuster, 2013)

Как власть радио помогла нацистам захватить Европу | Телевидение и радио

Когда Гитлер 26 сентября 1938 года обратился к толпе из 15 000 верных партий в берлинском Спортпаласте и потребовал, чтобы Чехословакия уступила Судетскую область или столкнулась с вторжением, его слова достигли далеко за пределами границ Рейха.

Прежде чем фюрер поднялся, чтобы выступить, диктор немецкого радио назвал буквально десятки стран, от Литвы до Уругвая, где выступление транслировалось в прямом эфире.Нацисты обеспечили синхронный перевод слов фюрера, и международные корреспонденты также присутствовали в Sportpalast, фиксируя в микрофон драматическую атмосферу этого вагнеровского события. Среди них был Билл Ширер из CBS, который предположил, что Невилл Чемберлен и его французский коллега Эдуард Даладье, вероятно, были среди многих миллионов, сидящих у своих радиоприемников, и, по всей вероятности, чувствовали явное беспокойство, когда фюрер ругал их, как непослушных детей. На этом этапе Гитлер знал, что может сказать более или менее то, что ему нравится: Чемберлен уже заверил его, что, если он пообещал Судетскую область будет «последним территориальным притязанием Германии», Великобритания даст ему зеленый свет на захват любых кусков Чехословакии, которые он в розыске.

К 1938 году люди в Германии были более чем знакомы с впечатляющими публичными выступлениями Гитлера — были даже явные признаки усталости фюрера — но представьте себе, как грозный лай, отрывистая речь, перемежающаяся возгласами приветствия и хайль Гитлера, должна была звучать для радиослушателей в Американский Средний Запад, их обычные музыкальные программы внезапно прервал диктор, объявивший, что они собираются вживую в Берлине. Должно быть, это походило на голос с другой планеты. Вряд ли стоит удивляться, что когда CBS транслировала знаменитую радиоадаптацию Орсона Уэллса «Война миров» всего через несколько недель после Мюнхена, тысячи действительно поверили, что марсиане высадились в Нью-Джерси.После Гитлера ничто в эфире не казалось немыслимым.

Мюнхенский кризис стал важной вехой в истории радио. Начиная с австрийского аншлюса в марте того же года, это был первый мировой дипломатический кризис, который разыгрывался на каждом шагу в эфире. Радио достигло зрелости: в Европе и Северной Америке почти каждая семья имела или имела доступ к радиоприемнику, все стороны знали, что радио может завоевать сердца и умы, и по мере того, как кризис развивался с молниеносной скоростью — с головокружительной скоростью событий. также определяется новой культурой мгновенного общения — радио помогло творить историю.

Именно во время кризиса американские радиосети более или менее изобрели формат, который мы теперь считаем само собой разумеющимся в выпуске новостей: ежедневные сводки новостей с прямыми репортажами со всего мира, включая последние новости, интервью и экспертные оценки. комментарий. Благодаря харизматичным радиорепортерам, таким как Билл Ширер или Эд Мерроу, которые быстро становились известными в Соединенных Штатах, американские радиослушатели, как это ни парадоксально, были гораздо лучше осведомлены о том, что происходит в Европе, чем их европейские коллеги.Этот отрывок из отчета Эда Марроу на следующий день после аншлюса Австрии в марте 1938 года был типичным для этого нового, более личного и прямого стиля. Это не оставило у слушателя никаких сомнений в том, что на самом деле происходит в Европе:

«Это называлось бескровным завоеванием, и в некотором смысле так оно и было — но я хотел бы иметь возможность забыть о том, что на лицах тех длинных очередей людей у ​​банков и туристических офисов были люди, пытающиеся сбежать. .. Я бы хотел забыть звук разбивающегося стекла, когда совершались набеги на улицы еврейских магазинов, крики и насмешки над теми, кого заставляли мыть тротуар… «

Но для британской общественности Чехословакия оставалась — по печально известным словам Чемберлена — «далекой страной», и в немалой степени благодаря самому британскому премьер-министру чехи и судетские немцы остались людьми, «о которых мы ничего не знаем». В своем твердом убеждении, что умиротворение — единственный реальный способ обеспечить «мир для нашего времени», он изо всех сил старался сделать так, чтобы британская общественность не была проинформирована о сложностях ситуации в Центральной Европе.

BBC была на передовой. Чемберлен уже успел завоевать большую часть британской прессы. Разрушительная передовая статья в «Таймс» 7 сентября 1938 года открыто защищала раздел Чехословакии, и когда газета заявила, что эта точка зрения «нашла поддержку в некоторых кругах», все знали, что это имел в виду самого г-на Чемберлена. В отношениях с BBC Чемберлен не ограничивался прямым вмешательством, и хотя выпуски новостей оставались сбалансированными, другие программы подвергались тщательной проверке.Все, что могло вызвать споры, отправлялось на утверждение напрямую в отдел печати Министерства иностранных дел. Если оно было отклонено, BBC получила строгие инструкции не сообщать слушателям, что решение было принято правительством. Среди тех, кто подвергся этой цензуре, был Гарольд Николсон, который был вынужден отказаться от разговоров о Чехословакии. Несмотря на свой гнев, он довольно извиняющимся тоном объяснил во время своей замещающей лекции о ценах на молоко, что ситуация была настолько деликатной, «что все, что я скажу, возможно, можно было бы превратить в нечто такое, что могло бы оскорбить немецкий народ, с которым мы все желаем жить на условиях Дружба.«

В то же время Чемберлен блестяще организовал свои три поездки в Германию на встречу с фюрером, следя за тем, чтобы репортеры были там в изобилии, чтобы услышать его тщательно подготовленные звуковые фрагменты, когда он уезжает. В третий раз, когда он прилетел с аэродрома Хестон 29 сентября, чтобы решить судьбу Чехословакии в Мюнхене, кипучий репортер BBC описал атмосферу как «почти как в первую ночь», когда премьер-министр махнул шляпой «жестом одобрения». беззаботность и веселье ».

К ужасу многих диссидентов среди сотрудников BBC, известных под общим названием «поджигатели войны», BBC помогла превратить Чемберлена в высшего старейшего государственного деятеля. Через несколько дней после Мюнхена Джон Коатман, бывший главный редактор новостей Home Service, отправил служебный меморандум в Совет программ BBC, в котором он сделал вывод, что, если бы служба предлагала более сбалансированное освещение, «это могло бы, вероятно, сделали всю разницу между капитуляцией, которой покорилась демократия, и переговорами о реальном мире, который оставил бы Европу в безопасности.»Возможно, это не было преувеличением.

Чемберлен многому научился у Геббельса, который хорошо осознавал потенциал радио с того момента, как стал министром пропаганды в 1933 году. Геббельс определил радио как главный инструмент своей пропагандистской политики, и Германия начала вещать через границу на территорию Чехословакии. 3,5 миллиона говорящих по-немецки почти сразу после прихода нацистов к власти. Как это часто бывает в несколько громоздком демократическом государстве перед лицом диктатуры, Чехословакия мучительно медленно осознавала опасность нацистской радиопропаганды.Еще в 1938 году менее восьми процентов передач Radiojournal — как тогда называлось Чехословацкое радио — было на немецком языке, хотя немецкоязычные составляли четверть населения.

Милена Есенска, одна из самых блестящих чешских журналистов своего поколения (которую чаще всего помнят по короткому роману с Францем Кафкой много лет назад), описала ситуацию так: «В течение пяти лет все, что приходилось делать людям на окраине, — это поверните переключатель, и нацистская идеология с немецких станций хлынула прямо в их дома — само собой разумеется, что все они настроились на станции, которые они могли понять!… В противовес этому все, что мы предложили, было полчаса немецкого радио, по большей части скучное и неудобоваримое. Только теперь они все прекрасно воспитаны, сладковаты и издеваются, повторяя в стиле попугаев фразы о своем национальном пространстве ».

По мере роста напряженности в начале сентября 1938 года радио стало больше, чем просто инструментом пропаганды. В течение нескольких дней прогитлеровские активисты судетских немцев работали с агентами Рейха, чтобы посеять семена переворота в Судетах, который фактически превратил бы ее аннексию Германией в реальность на местах.Поводом к восстанию должно было стать выступление Гитлера 12 сентября, которое транслировалось в прямом эфире с митинга партии в Нюрнберге на всех немецких радиостанциях. Каждой фразой фюрер подстрекал судетских немцев к восстанию. Британский журналист Сидней Моррелл стал свидетелем воздействия выступления в курортном городе Карловы Вары (Карловы Вары), где он слушал в компании пожилой вдовы судетской немки и ее сына-подростка. Пока вдове стало скучно, ее сын, подперев голову руками, прижался к громкоговорителю, жадно слушал, его яркие глаза метались по комнате, видя видения… «Такова была алхимия радио.

Как только речь закончилась, Моррелл вышел на улицы города, где собирались большие толпы людей, распевая нацистский гимн, песню Хорста Весселя, которая, как и свастика, была запрещена в Чехословакии. Еще более угрожающе: «В переулке я услышал треск стекла и побежал навстречу звуку. Били окна еврейских магазинов».

Подобные сцены повторялись по всей Судетской области. По мере обострения напряженности пресс-секретарь пронацистской партии Судетской Германии Оскар Ульрих — политтехнолог в современном мире — позаботился о том, чтобы он всегда был доступен, чтобы предоставить иностранным корреспондентам на беглом английском языке яркие рассказы о «чешских зверствах».Наивно уверенные в девизе своей страны «Правда восторжествует», чешские и словацкие политики редко удосужились ответить, а тем временем немецкая версия инцидента разлетелась по всему миру.

Если у нас есть какие-либо сомнения относительно того, как центральное радио пришло в жизнь людей, нам достаточно вспомнить эпизод в Праге, через несколько дней после попытки судетского переворота, по крайней мере частично, был взят под контроль. Чемберлен только что провел свою печально известную встречу с Гитлером в Берхтесгадене и вернулся, сияя и уверенный, что фюрер был человеком, с которым он мог вести дела.С крайней неохотой чехословацкое правительство уступило сильному давлению со стороны Великобритании и Франции и 21 сентября согласилось, что без боя сдаст Судеты.

Объявление было сделано по радио, а также передано через громкоговорители на Вацлавской площади, самой оживленной улице в центре Праги. Все остановилось — пешеходы, машины и даже трамваи — и толпа замерла в ошеломленном молчании. Но они не разошлись. Собиралось все больше и больше людей, вскоре их насчитывалось несколько десятков тысяч, а затем они обратились не в кабинет правительства или президентский кабинет на Пражском Граде, а в довольно строгую современную штаб-квартиру радио прямо над площадью.Небольшая группа ворвалась в здание. Как позже вспоминал очевидец, «люди чувствовали, что трагическая весть была объявлена ​​из этого здания и что ее можно было отменить только из этого здания». Анонимный мужчина из толпы беспокойно сел перед микрофоном. Его заявление, состоящее из обрывков и трудностей для понимания, остается одним из самых волнующих моментов во всем кризисе. Он призвал к правительству солдат и дать его стране возможность воевать.

Радио вышло из тени истории.После этой экстраординарной импровизированной трансляции и еще одной масштабной демонстрации на следующее утро чехословацкое правительство действительно ушло в отставку, а премьер-министром стал герой Первой мировой войны генерал Ян Сыровий. Спустя 24 часа была объявлена ​​всеобщая мобилизация.

Но этого было недостаточно, чтобы убедить западных союзников Чехословакии прийти на помощь стране. Решимость Чехословакии на борьбу была ограничена решимостью Чемберлена избежать войны любой ценой.Когда Мюнхенское соглашение было наконец подписано сразу после полуночи 30 сентября 1938 года, в отсутствие какого-либо чехословацкого представителя, дух нации был сломлен в одно мгновение. Пока Чемберлен триумфально размахивал своей «бумажкой» на аэродроме Хестон, руководители Чехословакии также поднялись в воздух, чтобы сообщить эту новость своему народу. Американский журналист Винсент Шин описал в своем дневнике, как, слушая на Вацлавской площади, люди «бесцельно двигались туда-сюда, без направления, чаще всего без слов».И когда министр юстиции Иван Дерер поднялся в воздух, его голос полностью сорвался. Сидней Моррелл оказался в здании радиостанции в тот момент и описал Дерера как «человека, раздираемого в клочья внутри себя», достаточно яркий символ того, что происходило со всей страной.

Речь Ивана Дерера имеет сильный резонанс с другим радиообращением, сделанным почти ровно тридцать лет спустя. Когда Александр Дубчек вернулся из Москвы вскоре после того, как реформы Пражской весны были разрушены вторжением Варшавского договора в августе 1968 года, он также выступил по радио.В обстоятельствах, удручающе похожих на 1938 год, его голос также прервался, когда он попытался объяснить гражданам своей страны, что они остались одни перед лицом оккупации и что им не в силах противостоять ходу истории.
В то время как BBC хранила молчание о судьбе Чехословакии, британские радиослушатели все же имели возможность услышать версию событий без цензуры благодаря пренебрежению радио к национальным границам. Сразу же после Мюнхена, корреспонденты со всего мира исчезли из Праги так быстро, как они пришли, но один вещатель, который упорно оставался Джонатан Гриффин, мягкий-разговорный, круглые очковый интеллигент, а аристократический в поведении.Позже он стал во время войны главой европейской разведки BBC, а после войны пережил необычайный второй расцвет как поэт, теперь незаслуженно почти забытый. Его серия передач из Праги в течение трех недель, последовавших за Мюнхеном, передает атмосферу преданной страны и с абсолютной точностью предсказывает будущую судьбу Чехословакии. Их транслировала не BBC — они были слишком критичны — а коротковолновая служба Чехословакии, вещающая на английском языке для Великобритании и Америки.Вот отрывок из передачи Гриффина 1 октября, через день после Мюнхена:

«Почему одно и то же событие, соглашение о четырех державах в Мюнхене, произвело противоположные эффекты у двух народов — для вас ликование, для людей здесь глубокие страдания? Потому что на данный момент у вас есть мир, но вы его получили, ибо момент, по дешевке, за счет других. На данный момент вы не заплатили за это ничего заметного, кроме ужасной ответственности, о которой некоторые из вас могут знать. Позже вы обнаружите, что заложили безопасность Великобритании и ее безопасность как великой державы, и что, позволив вашему правительству нарушать торжественные клятвы и грубо нарушать международную справедливость и мораль, вы развязали в Европе анархию, которая вполне может сделать мир, который вы так дорого купили, непростым и недолгим.«

Менее чем через год мир находился в состоянии войны.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *